Официальный фонд Г.С. Альтшуллера

English Deutsch Français Español
Главная страница
Карта сайта
Новости ТРИЗ
E-Книга
Термины
Работы
- ТРИЗ
- РТВ
- Регистр идей фантастики
- Школьникам, учителям, родителям
- ТРТЛ
- О качестве и технике работы
- Критика
Форум
Библиография
- Альтшуллер
- Журавлева
Биография
- Хронология событий
- Интервью
- Переписка
- А/б рассказы
- Аудио
- Видео
- Фото
Правообладатели
Опросы
Поставьте ссылку
World

распечатать





   

 ПИСЬМО   1 
 ПИСЬМО   2 
 ПИСЬМО   3 
 ПИСЬМО   4 
 ПИСЬМО   5 
 ПИСЬМО   6 
 ПИСЬМО   7 
  ПИСЬМО   8 
  ПИСЬМО   9 
  ПИСЬМО 10 
  ПИСЬМО 11 
  ПИСЬМО 12 
  ПИСЬМО 13 
  ПИСЬМО 14 
  ПИСЬМО 15 
  ПИСЬМО 16 
  ПИСЬМО 17 
  ПИСЬМО 18 
  ПИСЬМО 19 
  ПИСЬМО 20 
  ПИСЬМО 21 
  ПИСЬМО 22 
  ПИСЬМО 23 
  ПИСЬМО 24 
  ПИСЬМО 25 
  ПИСЬМО 26 
  ПИСЬМО 27 
  ПИСЬМО 28 
ПИСЬМО 29 
 ПИСЬМО 30 
 ПИСЬМО 31 
 ПИСЬМО 32 
 ПИСЬМО 33 
ПИСЬМО 34 
ПИСЬМО 35 
ПИСЬМО 36 
ПИСЬМО 37 
ПИСЬМО 38 
ПИСЬМО 39 
ПИСЬМО 40 
ПИСЬМО 41 
ПИСЬМО 42 
ПИСЬМО 43 
ПИСЬМО 44 
ПИСЬМО 45 
ПИСЬМО 46 
ПИСЬМО 47 
ПИСЬМО 48 
ПИСЬМО 49 
ПИСЬМО 50 
ПИСЬМО 51 
ПИСЬМО 52 
ПИСЬМО 53 
ПИСЬМО 54 
ПИСЬМО 55 
ПИСЬМО 56 
ПИСЬМО 57 

ПИСЬМО 1
17.11.1982

 

...Ну, один пример сильного мышления я Вам могу сразу назвать. Вы рассматривали проблему "Что такое сильное мышление?" - и встретили трудности. В Вашем письме две первые страницы - об этих трудностях. А на третьей странице - мысль о том, что надо заняться психологической инерцией, то есть проблемой антисильного мышления... Аналогичный случай был у Пикара: киль батискафа должен был быть и его не должно быть (он мешал наблюдениям из кабины); Пикар сделал "антикиль" - пластины, направленные внутрь корпуса батискафа (заполненного бензином). Дж. Томпсон, крупнейший физик своего времени, долго работал с трубкой Крукса - изучал катодные лучи. И не поинтересовался тем, что СНАРУЖИ тоже что-то происходит. Рентген поинтересовался - открыл лучи...

...Итак, переход от системы к антисистеме и/или подсистеме. Нетрудно заметить, что прячется за этим. Слабое мышление - когда человек видит только систему (картинка на одном экране). Сильное - когда работают все экраны многоэкранной схемы. Во всяком случае, это можно считать отправным пунктом.
Значит, исследование сильного мышления - это изучение механизмов перехода от одного экрана ко многим, т.е. механизма преодоления психологической инерции. Хороша или плоха психологическая инерция? Плоха, если мешает перейти от одного экрана к системе экранов. Хороша, если приковывает внимание к вспыхнувшему экрану, скажем, № 9.

Многоэкранная схема существует в РТВ (ТРИЗ) пока отдельно от примеров удачных решений, примеров психологической инерции. Начинать разработку вашей темы целесообразно со сбора и анализа уже имеющихся в нашем фонде (книги, СК, статьи, "задачечный" материал) фактов сильного-слабого мышления. Одновременно надо привязывать эти факты к схеме многоэкранного мышления. Скажем, в том же выпуске СК II есть пример "Геродот и львы" (пример из брошюра Малиновского): ошибка Геродота в том, что он не рассмотрел систему "Львы" в развитии.
Итак, исходная рабочая гипотеза: слабое мышление - когда зажжен один мысленный экран и психологическая инерция, приковывая всё внимание именно к этому экрану, держит во мраке другие экраны. Экранная схема придумана более 10 лет назад. С тех пор она практически не развивалась. Между тем ее недостаточность видна сразу: схема, например, не отражает стремления систем к идеальности. С позиций этой схемы системы Птолемея и Коперника одинаковы (просто птолемеевская система стала громоздкой, перешли к системе "наоборотной"). Как увязать эту схему с важнейшим для систем стремлением к идеальности?..

Пользуясь схемой, мы говорим о противоречиях, но сама схема как-то отделена от них. Как бы увязать схему с противоречиями?..

Итак, детализация и развитие схемы, привязка многочисленных тризных примеров-задач-фактов к схеме. Как, например, объяснить с позиций схемы изобретение Максутова?

Надо пропустить через схему поток наших примеров - И УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ СХЕМУ. Кроме тризных материалов, можно использовать для этого примеры их истории техники, литературы (в частности, НФЛ), искусства.

Многоэкранная схема - плацдарм для развертывания исследования. Вполне вероятно, что скоро выяснится ограниченность этой схемы (или начнет становиться громоздкой - как система Птолемея). Тогда можно будет отбросить схему или коренным образом ее перестроить. Но начинать надо с нее.

ПИСЬМО 2
24.12.1984

1.  Что является "изделием", а что - "инструментом", зависит от задачи. Молоток в одной задаче может быть инструментом, а в другой - изделием. Это относится и к электрической лампе. Лампа, свет, выключатель и т.д. могут быть изделиями, а могут быть инструментами. Зависит от задачи.

2.  Задачи на измерение и обнаружение имеют ряд специфических признаков, отличающих их от задач на изменение. Например, почти всегда измерение и обнаружение процесса надо вести так, чтобы не мешать процессу изменения (обработки, работы). В задачах на измерение и обнаружение есть свои специфические приемы (например, развитие по линии "измерение функции - измерение первой производной - измерение второй производной"). Эти обстоятельства делают целесообразным наличие отдельного раздела стандартов на решение измерительно-обнаружительных задач. Если Вы не согласны - на здоровье, не пользуйтесь этим разделом. Если выбросить одну струну, 7-струнная гитара превратится в 6-струнную: чуть меньше возможностей, но играть можно.

3.  "Работать на равных" не значит заниматься спорами. Работать на равных - значит вести свои разработки, организовывать обучение, создавать новые школы, накапливать информ-фонд и делать выпуски СК, изучать физ-, хим-, геом-эффекты, читать лекции, печатать статьи, словом, работать, делать дело.

... Вот несколько тем, которые пока простаивают:

1.  Оператор РВС. Прогнать полсотни задач, усовершенствовать (или заменить другим оператором), проверить на практике (решение новых задач, обучение), сделать пособие для школ, статью.

2.  Прием "наоборот". Набрать фонд примеров, детализировать прием, найти эффективные правила применения (стандарты?), сделать пособие, статью.

3.  Приемы, относящиеся к манипуляциям со временем: предварительное исполнение, "проскок" и др. Собрать информ-фонд, детализировать, развить, сделать пособие, статью.

Разработка этих тем (и аналогичных) - это и есть одна из разновидностей работы. Возможно, летом 85-го удастся провести теоретический семинар по ТРИЗ. Для обсуждения работы, ведущейся по подобным темам.

ПИСЬМО 3
15.07.1986

С интересом прочитал Ваш доклад. Понравился исторический подход. Но, честно говоря, суть Вашего предложения я не вполне понял. Заменить слова "техническая система" словом "технология"? А что это даст практически? Нам легче будет решать задачи? Почему? Чем нам практически мешают слова "техническая система" и чем поможет замена их словом "технология"?

В ТРИЗ и ТРТС под словами "техническая система" подразумевают не только "механические устройства". Вспомните, например, задачу об опылении цветов. Там речь идет о способе - механических устройств нет.

В советском изобретательском праве различают три вида изобретений: устройство, способ и вещество. Устройство - это техническая система. Способ - порядок работы технической системы. Вещество в ТРИЗ тоже рассматривается как техническая система (включающая молекулы, атомы, ионы и т.д.). Таким образом, все изобретения - это изменения в технических системах или порядке их работы. И путаницы с применением слов "техническая система" нет. Слово "технология" обозначает обычно "смесь" устройств, способов, веществ. Например, доменная технология получения чугуна. Замена конкретного словосочетания "техническая система" расплывчатым "технология" затруднит анализ.

И еще. Слово "технология" не только расплывчато. Оно меньше привязано к основе - материальным носителям (техническим системам). Для решения задачи на улучшение "технологии" нам все равно придется перейти к материальным носителям этой "технологии", т.е. техническим системам. Зачем же вводить понятие "технология", если от него все равно придется уйти при решении задач?..

ПИСЬМО 4
5.11.1983

Насчет того, что "люди - как чайки - летят против скал и при этом погибают" (девиз к стр. 216). Нет! У Р. Баха речь идет о другом: о полетах не против скал, а через скалы. Насквозь. Это, конечно, поэтический образ. Смысл его в том, что и такая фантастическая задача может быть решена, если за нее как следует взяться. В истории человечества было немало задач, решение которых казалось таким же невероятным, как полет сквозь скалы. Но задачи эти (полет в космос, спуск на дно океана, путешествие к полюсу) были решены.

Лет 25 назад я написал рассказ "Икар и Дедал"; там речь идет о полете сквозь Солнце - это еще фантастичнее, чем полет сквозь скалы...

Еще один Ваш вопрос: "Может ли обыкновенный инженер применить ТРИЗ, чтобы открыть Америку?" Я не совсем понял сути вопроса. Может ли обыкновенный инженер полететь в космос? Нет... и да. Обыкновенному инженеру придется сначала учиться и тренироваться. Постепенно он становится космонавтом, т.е. необыкновенным инженером. Так и с ТРИЗ. Обыкновенные инженеры - если они серьезно изучают ТРИЗ и тренируются - постепенно становятся необыкновенными инженерами, способными очень смело решать творческие задачи.

ПИСЬМО 5
28.01.1986

...Мы показываем неизбежные трудности на творческом пути и - в то же время - призываем вступить на этот путь. Противоречие...

...Видимо есть два сильных механизма.

Первый: иллюзия близости цели. "Ну, повкалываю два года... потерплю, ничего, все быстро окупится..."

Второй: отрезаются другие пути.

Прошу прощения, что иллюстрирую это своим примером. Но я испытал действие обоих этих механизмов и хорошо - до тонкостей - знаком с ними.
ТРИЗ поначалу представлялась самым легким путем к успеху. Два-три года - и все...

Ну, внешние обстоятельства тоже не дремали: другие пути были отрезаны один за другим. А я с детства стремился именно к этим другим путям. В 50-м году, например, подал заявление о приеме в академию химзащиты. Но меня послали... послали в Воркуту, где можно было заниматься только ТРИЗ, причем долгосрочно. Я и занимался.

Третий механизм - внутреннее притяжение цели. Это притяжение начинает практически ощущаться только на достаточно близком расстоянии. При вступлении в "область цели".

Отсюда наиболее частый случай: начинают дело два первых механизма, потом срабатывает третий механизм (два первых уже не нужны). В конце 50-х - начале 60-х годов я мог уйти от ТРИЗ к НФЛ. Раньше я, может быть, так и сделал. Но уже действовало внутреннее притяжение цели: ТРИЗ легко перетянула НФЛ.

Такая механика. Не призывы, не лозунги, не добрые устремления, а взаимодействие трех механизмов. В разных сочетаниях. Возможно, с разными второстепенными факторами.

Мне такой подход представляется реальным и, в общем, оптимистическим. Тут есть основа для разработки инструментальной методики.

Направление разработки трудное, но заманчивое...

ПИСЬМО 6
21.02.1986

...Начало относится к 46 году, когда я работал в Инспекции по изобретательству ККФ.

...Идея выявления и преодоления ТП появилась почти сразу. Довольно быстро вылезли некоторые закономерности (в частности то, что мы теперь называем переходом в надсистему) и приемы (один из первых - изменение агрегатного состояния). Кое-что из химэфектов: применение сильных окислителей, ВВ. Все это хозяйство пополнялось и применялось, но без АРИЗа...

...Хозяйство росло, пополнялись приемы, законы (в частности, закон согласования ритмики - он появился после решения задачи о согласовании трепыханий шторки киноаппарата с частотой тока в осветительной сети), информфонд. Но все держалось в голове, я не испытывал необходимости в упорядоченном алгоритме. Кажется, в конце 48-го года я читал лекцию изобретателям флотилии. Готовясь к лекции, составил "возможную последовательность шагов", но тут же подчеркнул, что это не жесткая последовательность.

Переход к первому "алгоритму" произошел в воркутинские годы. Точнее - зимой 52/53 года, когда у меня появилась возможность интенсивно работать по ТРИЗ. Весной 53-го я писал статью, которая послужила основой для статьи, опубликованной в "Вопросах психологии" № 6 - 1956. Там - первый опубликованный АРИЗ. Любопытно, что там нет шага по определению ИКР. Считалось, что все время надо видеть направление на идеальное решение. В 57-59 г.г. я много занимался с инженерами в Минстрое Азерб. ССР; увидел, что каждый шаг обязательно должен быть записан в алгоритм, иначе его не сделают. В АРИЗ появился шаг по определению ИКР (статья в ИР 10-59). В ИРовской статье вся тогдашняя ТРИЗ уместилась в АРИЗе. И осталось место для роста - до 73 года, когда накопились задачи "без ТП" и был найден аппарат для их решения (вепанализ). ТРИЗ стала выходить за рамки АРИЗа: фонд физэффектов, вепанализ, законы, наконец, стандарты (75 г.).

Вот такая история.

ПИСЬМО 7
20.08.1988

“20 лет назад ко мне попала старая-престарая столетняя (издана в 1867 г.) книга Карла Оппеля “Чудеса древней страны пирамид”. Книга интересная, особенно глава “Сын Солнца умер” (стр. 90-97). Речь в этой главе шла, в сущности, о социально-изобретательской задаче. Фараон должен иметь неограниченную бесконтрольную власть, чтобы эффективно управлять большим государством (в тех исторических условиях авторитарное управление было самой компактной и действенной формой правления), и фараон должен находиться под полным контролем народа, чтобы управлять без безобразий и преступлений (при Иване Грозном, например, не разрешили это противоречие).

В Древнем Египте противоречие было устранено разделением противоречивых требований во времени: при жизни любое (в том числе преступное) поведение фараона выполнялось беспрекословно, но после смерти народ судил своего владыку. И если хотя бы один человек предъявлял претензии и не прощал вину фараону - царь приговаривался к высшему наказанию: ему отказывали в погребении. А без погребения душа, по верованиям, была обречена на вечные муки... Мумию непогребенного фараона устанавливали - в назидание - в доме “наказанного”, чтобы она была вечной укоризной наследникам. Блестящее социальное изобретение, делающее культ личности безвредным! Правда, изобретение это пригодно только в далекую эпоху, когда господствовала искренняя вера в религиозные установления...

Я дал Амнуэлю и Леонидову книгу Оппеля, посоветовал написать “фантастику про суд над фараоном”. Они написали “Суд”. (Фантасты часто обращаются к жанру фантастической реконструкции прошлого. У А. Беляева есть, например, повесть “Последний человек из Атлантиды”. У И. Ефремова - “Великая дуга”, “Таис Афинская” и др.). Повесть они написали удачную. Но наступала эпоха застоя, перестраховщики боялись даже упоминания о культе... фараона. Рукопись долго ходила по редакциям и издательствам. Наступила эпоха перестройки, “Суд” снова попал в “Искатель”, докт. ист. наук Можейко (он же фантаст К. Булычев) дал положительную рецензию. Издательство приняло решение - напечатать повесть.

Повесть интересна тем, что показывает: ЗАДАЧИ, ПРОТИВОРЕЧИЯ И ПРИЕМЫ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ СУЩЕСТВУЮТ И ВНЕ ТЕХНИКИ. В повести показаны задачи, разные по масштабам. Герой повести - человек изобразительного искусства, а в Древнем Египте существовали очень строгие и дотошные правила: какого размера должны быть изображаемые фигуры, какого цвета, в какой позе и т.д. Герой повести ломает эти каноны, изобретая РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО. Ему приходится решать и конкретные технические задачи: например, надо сделать, чтобы лицо статуи была лицом египтянина (так требовал фараон-узурпатор) и лицом нубийца (так было на самом деле)...”

ПИСЬМО 8
4.12.1978

Метод фантограмм - один из элементов курса "Развитие творческого воображения". А курс этот - одна из частей программы обучения теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). Применять фантограммы вне курса РТВ и без изучения ТРИЗ нельзя. Это все равно, что применять "Инструкцию по испытанию самолетов в пикировании", не зная пилотирования самолетов вообще. Или применять - в отрыве от хирургии вообще - тот или иной способ зашивания разрезов.

При обучении ТРИЗ мы сначала втягиваем слушателей в обильное и регулярное чтение научно-фантастической литературы... Проводится цикл обзорных лекций по фантастике. Потом начинаются простые упражнения, постепенно усложняющиеся. Многие из этих упражнений связаны с ТРИЗ непосредственно. Например, оператор РВС (см. "Алгоритм изобретения", стр. 123-126) используется и в ходе решения изобретательских задач, и для тренировки воображения.

ПИСЬМО 9
15.12.1980

В чем разница между веполем и вепольной формулой?

Веполь - минимальная техническая система, точнее - модель такой системы, еще точнее, модель такой системы для данной задачи (в другой задаче та же система может иметь другой вепольный вид). Веполь обязательно включает два вещества и одно поле.

...Веполь следует отличать от вепольной формулы того, что дано по условиям задачи. Вепольная формула может быть меньше или больше веполя (дано одно вещество, дан неполный веполь, дан сложный веполь). Аналогия: веполь - треугольник, но существует угол, ромб, квадрат и т.д. Из всех вепольных формул мы выделяем именно веполь, поскольку выявлены некоторые правила обращения с ним (достройка, разрушение, развитие).

Мы часто упрощаем вепольную формулу задачи. Так, в задаче о тракторном полигоне мы считаем, что дано одно вещество (почва). На самом деле дан веполь: инструмент - механическое поле - почва. Поскольку все известные инструменты, механически воздействующие на почву, не обеспечивают требуемого задачей эффективного управления свойствами почвы, мы отбрасываем два элемента веполя и говорим: дано одно вещество, плохо поддающееся управлению. Такого рода упрощения вполне допустимы.

Вывод: Надо, чтобы слушатели четко видели разницу между веполем (треугольник) и вепольными формулами (угол, треугольник, квадрат и т.д.). Веполь лишь одна из вепольных формул. Известные пока правила вепанализа привязаны к веполю, поэтому мы и выделяем веполь.

Нужно отметить еще одно обстоятельство. Иногда условия задачи словно навязывают готовый веполь - даны поле и два вещества, остается записать это в виде вепольной схемы... На самом же деле вепольная схема может иметь другой вид. Простейший пример - уже упоминавшаяся задача о тракторном полигоне. Дан веполь "инструмент - механическое поле - почва", но можно считать иначе: дан только один элемент веполя - вещество (почва). Тут оба подхода примерно равноценны: в обоих случаях вепольные правила тянут к феполю.

ПИСЬМО 10
15.12.1980

Перебор вариантов - это когда действуют волевым способом: "Попробуем так. Не получается? Хорошо, попробуем по-другому..."

В ряде шагов АРИЗ-77 имеет место выбор, осуществляемый на основе правил. Не следует путать перебор вариантов и выбор на основе правил - это совершенно разные вещи.

В АРИЗ-77 есть и остатки перебора. Но там, где сформулированы правила, там перебора нет.

ПИСЬМО 11
1980

При формулировке физического противоречия сталкиваются иногда с трудностью подбора нужного термина. Как быть?

В процессе подготовки у инженера, впрочем, это начинается еще в школе, воспитывают почтение к точным терминам. Это необходимо, чтобы не было путаницы и неясности при описании уже известных способов и устройств. Иными словами точность терминологии - обязательное и полезное требование к нетворческому мышлению: есть вполне определенный объект и его следует описать вполне определенными и адекватными объекту терминами. Но при решении творческой задачи "определенного объекта" нет. Есть пустота или весьма туманный намек на какой-то объект. Некое привидение, точнее, целая куча привидений... Но именно в этих неопределенных условиях с особой силой взыгрывает тяга к точным терминам. Своего рода психологический феномен: когда знаешь, что воды нет, словно нарочно хочется пить... И начинается погоня за призраками: использовать такой термин? или другой? или третий?

Нужно преодолеть психологический барьер и отбросить все термины или использовать все сразу, одновременно - это равносильно отбросу.

ПИСЬМО 12
20.12.1981

При построении модели задачи у слушателей получаются разные модели для одной и той же задачи. Как быть?

По поводу вепольного анализа. При решении одной и той же задачи иногда с равными основаниями можно исходить из разных формул. Важно другое - чтобы правильно "танцевали" от той формулы, которая взята. Например, была у нас задача о разделении щепы коры и щепы древесины. Можно считать, что даны два вещества, плохо взаимодействующие между собой. Но можно считать, что дано одно вещество (например, щепа коры), которое мы не умеем перемещать. Во втором случае надо достраивать веполь, в первом - строить комплексный веполь.

ПИСЬМО 13
10.08.1988

 …На шаге 1.1 нет определения понятия "техническая система"; там просто указание - надо записать элементы, входящие в условия мини-задачи (иными словами: речь идет о "действующих лицах", создающих задачу). В примечании 2 (в книге [Найти идею] это с.187) специально оговорено: при записи 1.1 следует указать не только технические части системы, но и природные, взаимодействующие с техническими.

В книге дан фрагмент АРИЗ (см. с.186). Вызвано это тем, что объем рукописи значительно превысил объем, установленный издательством. В полном тексте АРИЗ, которым пользуется большинство преподавателей, примечание 2 включает и пример: "В задаче о защите антенны радиотелескопа такими природными частями системы являются молния и принимаемые радиоволны".

Кроме того, текст АРИЗ-85-В включает пять приложений с разборами учебных задач; проработка этих приложений ведется до того, как слушатели перешли к решению задач своими силами. Поэтому за три года на моих семинарах (Днепропетровск, Новосибирск, Симферополь, Челябинск) не было ни одного сбоя на этом месте АРИЗ. Не встречал я сбоев на этом месте и у ряда других преподавателей (я peгулярно знакомлюсь с письменными и выпускными работами у многих сильных преподавателей).

Ваше предложение вызвано, видимо, тем, что Вы не обратили внимание:в исходной системе могут быть не только две конфликтующие технические системы, но другие сочетания элементов, например, лед и ледокол, щепки коры и щепки древесины (которые надо разделить), микробы и жидкость и т.д. Конфликт может быть не между системами, а между частями (элементами) систем, между элементами одной системы, между элементом системы и каким-то отсутствующим элементом. Поэтому Ваше предложение (указывать две конфликтующие системы) кажется мне нерациональным: оно облегчит, может быть, построение моделей в тех случаях, когда даны две системы, и резко затруднит моделирование во всех других случаях.

Может быть, просто убрать слово "техническая" из фразы "Техническая система для (указать назначение) включает...»"? Или дополнить примечание 2, указав, что система, о которой идет речь в 1.1 - не техническая система в обычном понимании этого термина, а сочетание элементов,включающее или порождающее конфликт. Во всяком случае, я теперь возьму под контроль этот текст шага 1.1. …

ПИСЬМО 14
23.05.1979

Конечно, я охотно помогу Вам. Судя по письму, Вы знаете АРИЗ по книге, переведенной в Болгарии. С тех пор многое изменилось. […] А главное - сам АРИЗ стал лишь частью ТРИЗ, теории решения изобретательских задач.

В связи с этим хочу сразу подчеркнуть следующее:

Современный АРИЗ и тем более ТРИЗ нельзя отнести к эвристическим методам. Эвристические методы сохраняют метод проб и ошибок и стремятся только улучшить его. Эвристические методы помогают активизировать мышление: старая технология перебора вариантов сохраняется, но делается более энергичной. ТРИЗ в противоположность методу проб и ошибок и эвристическим методам стремится к решению задач на основе точных законов, правил, формул.

В сущности, ТРИЗ - это точная наука о развитии технических систем, о законах этого развития и о применении законов к решению конкретных задач. Эвристические методы направлены на то, чтобы помочь изобретателю воскликнуть: "Эврика!" ТРИЗ просто исключает необходимость в поисках и находках. Есть точные правила, по которым решаются те или иные классы задач. Наша цель заменить изобретательство точной наукой.

Новая моя книга так и называется - "Творчество как точная наука". Она выйдет месяца через полтора-два в издательстве "Советское радио".

В журнале "Техника и наука" с № 3 за этот год печатается серия очерков о ТРИЗ. Когда приедете в Москву, пожалуйста,зайдите в редакцию […], там Вас будут ожидать 4 номера журнала с обзором ТРИЗ и другие материалы, которые Вас интересуют. Возможно, к этому времени выйдет и книга.

А пока я готов ответить на любые интересующие Вас вопросы. Пожалуйста, пишите.

ПИСЬМО 15
6.03.1990

…Поясню, что такое (в моем понимании) настоящая «детская» ТРИЗ. Вот пример. При работе над ЖСТЛ выявился один из механизмов выработки ДЦ и формирования творческой личности – «встреча с чудом» (каким-то необычном событием, вещью, книгой и т.д.). Так, Шлиман «начался» с увиденной в детстве книги, на обложке которой была картинка – гибель Трои.

«Встреча с чудом» - очень мощный инструмент формирования (с детства) творческой личности. Сейчас этот инструмент используется крайне редко. Возникает проблема: надо научиться сознательно организовывать «встречу с чудом» для выработки Достойной Цели. Тема требует (как минимум) года полтора-два на первичную разработку. Сначала разработка темы, потом проверка на опыте, а уж после этого – статья. И дальнейшие разработки – этой темы хватит на всю жизнь.

Я думал, будет давка в очереди: тема экстра-класса… Ничуть. Никто не спешит заняться такими разработками, предпочитают пересказывать элементы ТРИЗ «детским языком»…

ПИСЬМО 16
23.05.1986

"Коренные слои" ТРИЗ (общий принцип, законы, АРИЗ, стандарты) давно отражены в книгах и статьях. Логика борьбы заставила сделать это хорошо. В самом деле, кто лучше меня – автора АРИЗ – напишет об АРИЗ? Сейчас мне надо сделать маленькую брошюру по ТРИЗ для "Карелии"; я столкнулся с тем, что трудно изложить лучше, чем уже изложено. Но я имею право резать и клеить свои старые работы. Ножницы, клей, немного новых мыслей по ходу дела – и получается новый (действительно новый!) материал…

ПИСЬМО 17
14.03.1983

…Отвечаю на Ваши вопросы.

1. Использован ли прием объединения или дробления - это зависит от того, каким был объект ДО применения приема. Сдвоенный микроскоп раньше был одинарным. Значит, мы перешли от одного объекта к двум - это прием объединения. Если, например, провод разделили на несколько частей - это прием дробления.

Итак, надо сравнивать объект с тем, что было раньше. Тогда ясно -дробление или объединение.

2. Второй вопрос: изобретение - это устранение мысленного противоречия или действительного? Этот вопрос из-за того, что процесс изобретения Вы относите только к человеку или только к технике. Если процесс изобретения - это мысленный процесс, тогда противоречия могут быть только мысленными (кажущимися). Если процесс возникновения новой технической системы независим от человека - тогда противоречия только действительные, вещественные.

Оба подхода неверны. На самом деле процесс изобретения происходит в Системе "человек - техника". Поэтому противоречия и мысленные, и действительные. Если человек думает: "Надо уменьшить вес моста, но при этом снизится прочность" - это противоречие мысленное. (Правда, это мысленное противоречие отражает реальную особенность моста; мысленное - не значит произвольное). Если человек строит облегченный мост, не считаясь с уменьшением прочности, - это противоречие реальное, вещественное.

3. О практической пользе от занятий ТРИЗ. Мы считаем так: если объем курса не более 60 учебных часов, то курс не обязан давать практическую пользу ВСЕМ слушателям. Кто-то применяет ТРИЗ, кто-то не успевает за 60 часов научиться практическому применению ТРИЗ. Если же курс расчитан на 150-200 часов, ПОЧТИ все слушатели должны в итоге освоить ТРИЗ так, чтобы решать реальные производственные задачи. У нас распространены две учебные программы. На 40 часов - это только знакомство с принципами ТРИЗ. И на 144 часа - это практическое изучение ТРИЗ. В программе на 144 часа предусмотрено практическое решение производственной задачи. Каждый слушатель имеет такую нерешенную задачу до начала занятий. В ходе занятий или в конце занятий он ее решает и оформляет заявку на изобретение. После этого слушатель получает удостоверение об окончании курсов.

Если обучение ведется два года, первый год обычно - ознакомление, второй год - практическое освоение ТРИЗ. […]

ПИСЬМО 18
24.04.1998

Получил два Ваших письма по системам (05.04.98 и 14.04.98). То, что Вы упорно держитесь за определение технической системы, особых возражений не вызывает. Но почему Вы сосредоточились именно на технических системах? Для исследователя, мне кажется, не менее соблазнительны природные системы. Ей —богу, есть смысл параллельно поглядывать на природные системы.

Для разбега перечитайте главу о палеобионике в "Алгоритме изобретения", изд. 2-е, издательство "Московский рабочий". Прочитайте без спешки. Не предъявляя излишних требований к методу аналогий. Словом, действуйте в лучших традициях английских пиратов: они верно служили своей Родине, охраняя ее торговые пути, но если представлялась возможность заработать "сверхурочные", они свой шанс не упускали...

Ну, а если бы Вы предложили еще парочку множеств (систем) для анализа по аналогии, было бы совсем прелестно...

Задача, как видите, простая и трудная. Но, как всякая методическая задача, приносящая пользу решающему ее человеку.

Желаю удачи.

ПИСЬМО 19
31.01.1985

Что касается простых примеров, то в каждой книге должны быть и простые, и сложные примеры. Сложные примеры нужны, чтобы показать неэффективность метода проб и ошибок. Простые - чтобы научить элементам ТРИЗ и АРИЗ. Сильное решение задачи всегда - после решения! -кажется простым. Вот задача о тракторном полигоне. Я набрал в 70-е годы большую статистику: свыше 1 00О человек пытались решить эту задачу в условиях семинаров - и не могли. А теперь эту задачу решает школьник…

На каждом семинаре мы начинаем со сложной задачи. Ее не решают -это доказывает необходимость применять ТРИЗ. Начинается обучение ТРИЗ - в основном, на "простых" задачах. Задачи постепенно становятся сложнее. Наконец, мы возвращаемся к тем задачам, которые слушатели не могли решить в начале обучения. Искусство обучения состоит в управлении выбором задач, а вовсе не в том, чтобы дать необученным слушателям трудные задачи. Заканчивается обучение обычно решением реальных производственных задач. Если в группе 30 человек, обычно 3-4 задачи бывают очень трудными. Остальные - средними и даже "легкими" (с позиций ТРИЗ).

Не всякая трудная задача годится для публикации. Задача должна быть понятна большинству читателей, она должна быть ясна каждому инженеру, решение ее должно быть доступно без узко-специальных знаний.

О 40 приемах. Они отобраны статистически. Если прием давал сто и более сильных решений (в просматриваемом массиве авторских свидетельств и патентов), он заносился в список. Примеры, дающие основание считать тот или иной прием сильным, публиковались в книгах, статьях, брошюрах, учебных пособиях. Сейчас эта работа проводится заново. Дело в том, что 40 приемов были выделены в годы, когда фонд изобретений СССР насчитывал менее 300.000 изобретений. А сейчас изобретений в СССР свыше 1 000 000. Есть смысл заново, более тщательно проанализировать фонд.

Выделялись заведомо "чистые" изобретения - в решении которых явно виден был один главный прием.

Что касается "объединения" и "дробления" - это сильные приемы! Нельзя называть приемы "слабыми". Всё зависит от того, куда приложен прием, к какой системе. Мне кажется, Вы путаете простоту со слабостью. Сильные решения часто кажутся простыми...

Разумеется, отбор приемов не защищен от субъективности. Правда, мы потом повторяли отбор, поручая его разным людям: результаты практически совпадали. Но есть критерий для проверки: практика. Применение при решении практических задач.

Сейчас 40 приемов имеют лишь историческое значение. Работаем мы - в основном – стандартами.

[…]

ПИСЬМО 20
6.04.1962

Вчера получил Ваше письмо и газеты. Весьма Вам благодарен. Мне кажется, что в обеих газетах все великолепно. В частности, совершенно справедливо Ваше замечание о том, что в моей книге (Прим.: «Как научиться изобретать», 1961) не раскрыта работа над изобретением новых веществ.

За последний год (после сдачи рукописи книги) методика - в результате многочисленных семинаров и содействия энтузиастов - значительно развилась. Я тщательно учитывал все советы, рекомендации, следил на семинарах за слабыми местами методики - и дополнял, совершенствовал методику. Ряд дополнений, сравнительно с книгой, войдет в Тамбове в справочник для изобретателей (или сборник "Азбука рационализатора").

Из-за болезни председателя ЦС ВОИР Иванова совещание с апреля переносится на май. Вы обязательно должны быть на совещании и войти в группу по развитию и распространению методики изобретательства.

В Ригу я не поехал. У меня был чрезвычайно интересный семинар в Ставрополе. Для массового обучения изобретательству была выбрана задача исключительно сложная - уменьшение шума рейсмусовых станков (четыре года два института не могли решить эту задачу). За три дня поступило 102 предложения от 78 человек и задача была решена!

Также работаю в жанре научной фантастики. Научная фантастика очень близка к изобретательству. Нужно уметь видеть пути развития науки и техники, понимать диалектику этого развития. Поэтому моя литературная работа помогает в разработке теории изобретательства - и наоборот.

Работа по развитию методики не дает мне возможности увеличить число собственных изобретений: я предпочитаю отдавать все интересные задачи, которые мне встречаются, на семинарах - для решения их участниками семинаров. Когда решают новые (а не учебные) задачи, больше интереса. Кроме того, это и для теории изобретательства важнее.

ПИСЬМО 21
11.01.1980

Получил Ваше письмо, приятно было узнать об удачных занятиях. Да, хороший состав слушателей - это очень много...

Насчет задачников. Конечно, первый задачник сильнее третьего. У меня есть возможность проверять задачи, оттачивать их формулировки. Задача, которая прошла через десяток разных заочников, становится очень точной: в ней именно необходимое и достаточное для решения. А первоначальный текст часто бывает очень приблизительный: нет необходимых ограничений, сама суть дела изложена не вполне ясно и т.д. Посылаю Вам еще один выпуск задачника - второй. В конце приведены номера авторских - контрольные ответы. Этот задачник тоже не идеал, Но нужны такие задачники – и побольше. Чтобы потом выбрать из них наиболее интересные задачи и обкатать. Увы, все идет по формуле "от несовершенного к более совершенному", ожидать сразу идеальных материалов нельзя.

Насчет того, чтобы привести задачу (или несколько задач) с разными контрольными ответами. У задачи может быть только один САМЫЙ сильный контрольный ответ, другие ответы должны быть существенно более слабыми. Если у задачи несколько ответов - значит, это еще не задача, а ситуация. Не введены ограничения, осталась неопределенность - за счет этой неопределенности и возникают разные ответы.

Возьмем, например, задачу о снятии кружек с матрицы (ТиН №10). Можно просто поставить задачу в общем виде: как снимать кружку. Это фактически не задача, а ситуация. Возможны самые различные ответы. Трудно сказать, какой из них лучше, это зависит от местных условий. Например, такой ответ: используем магнитострикцию для уменьшения диаметра матрицы. В принципе возможно. Но хватит ли такого сокращения, которое может обеспечить магнитострикция (одна тысячная) - аллах знает. Это зависит от точности изготовления стенок кружки. Корявая кружка не сойдет. Очень гладкая - сойдет. Есть и куча других решений: тепловое расширение-сжатие, магнитное воздействие на кружки (при немагнитной матрице), легкоплавкие вставки и т.д. Есть ли смысл разбирать все эти решения? Мне кажется, нет.

Тактика решения задачи по ТРИЗ иная: сформируем представление об идеальном способе, идеал - один, вот этот единственный идеал и надо достигнуть. Идеал: вал легко и резко сокращается по нашей команде. Не нужно никаких приспособлений (например, сильных растягивающих кружку магнитов). Более того, идеальное решение отличается еще и тем, что все секреты, все "ноу-хау" готовы, уже используются в другом месте - бери и применяй.

Есть а.с. 647041 на инструмент для развальцовки труб. Отличается этот инструмент тем, что его матрица выполнена из материала с эффектом памяти. При небольших перепадах температур можно получить изменение объема до 10-15% - это намного выгоднее обычного теплового расширения. В описании изобретения – все подробные технологические сведения. То есть, имеется готовое решение, готовый инструмент. Он заведомо лучше конкурирующих решений, практически совпадает с идеалом. Можно найти лучше? Для данной задачи ближе к идеалу ничего нет. Другое решение появится, если мы изменим условия, то есть возьмем другую задачу. Например, добавим требование: из религиозных соображений запрещено использовать тепловые и электромагнитные методы - при любой их привлекательности. То есть наложен запрет на переход с макроуровня на микроуровень. Новая задача. Ответ: матрица выполнена в виде стальной пружины-спирали. При калибровке спираль "раширена", пустота по осевой линии, при снятии осевой вал перематывает спираль, сжимает ее туже - получается большой зазор. В сущности, это механическая модель - на макроуровне - работы металла с памятью. Тоже хорошее решение, лучшего механического решения нет. Но мы решили другую задачу...

Мне никогда не приходилось встречать задачу, в которой были бы два или более равноценных ответа. Всегда оказывалось, что "многоответностъ"- возникла из-за недовведения ограничений. Решая задачу, мы должны стремиться к идеалу: тем самым вводится максимум ограничений (даже если их нет в данном нам тексте) - и получается один ответ, практически совпадающий с идеалом. Во всяком случае, если и есть второй ответ, нетрудно сказать - какой лучше (для данных условий).

Вполне возможно, что удастся найти - если поискать - задачу, которая имеет два или три равноценных ответа и не поддается уточнению, отрезающему лишние ответы. Что ж, если такие задачи найдутся, их интересно будет исследовать, посмотреть - чем вызвано такое явление.

А пока надо всемерно нацеливать слушателей на стремление к одному - идеальному - решению. (Монотеизм прогрессивнее политеизма...). Пусть учатся так формулировать требования к идеалу, чтобы был один идеал (идеал, который не один, уже не идеал). И пусть ищут не множество решений, а одно, идеальное. Потом это одно идеальное решение можно развернуть в общий прием - для ДРУГИХ задач. Например, спиральная труба-вал, меняющая диаметр, может найти много применений и помимо производства кружек...

ПИСЬМО 22
18.05.1969

…Дело, однако, в другом. Ошибочно исходное Ваше положение о том, что человек, разрабатывающий теорию решения изобретательских задач, обязан иметь много внедренных изобретений. Если бы я повысил с помощью теории свой изобретательский к.п.д., скажем, на 1000%, отдача теории составила бы 1000%. Но если четыре миллиона членов ВОИР повысят свой творческий к.п.д. хотя бы на 1%, отдача будет 4 000 000%.
Для этого и разрабатывается теория.

Возможно, Вы слышали имена таких исследователей, как П.Энгельмейер, А.Нечаев, П.Якобсон - никто из них не имел ни одного изобретения. Нет изобретений и открытий у В.Пушкина, заведующего лабораторией эвристики Института психологии АПН. Нет изобретений и у В.И.Ковалева, автора ряда книг по теории изобретательства. Нет патентов у создателей эвристического программирования А.Ньюэлла, Дж.Шоу и Г.Саймака. Нет патентов у автора брейнсторминга А.0сборна. А у такого крупного исследователя механизмов научного открытия как академик Б.Кедров, представьте себе, нет ни одного диплома на открытие…

И это вполне понятно. Нельзя оценивать работу режиссера по тому, сколько раз сам режиссер выступал в качестве артиста. Нельзя оценивать работу конструктора по тому, сколько раз он сам пилотировал самолет.

Можно спросить - безотносительно к теории изобретательства - а почему просто так, попутно, не получить еще несколько авторских свидетельств?

Поясню на конкретном примере. Газотеплозащитный костюм был изобретен в 1949 году. Заявка подана в 1950 году. Затем последовали более тридцати туров переписки с Комитетом, Минуглепромом, Институтом горного дела АН и другими организациями. Представляете объем работы? И только в 1956 году было выдано авторское свидетельство. Внедрять же изобретение стали недавно. На протяжении примерно 15 лет изобретение "пробивалось". Представьте себе, что я имел бы удовольствие беседовать с Вами в те годы. Изобретение не внедрено, сказали бы Вы, следовательно, оно плохое, следовательно, плоха теория изобретательства. Пришлось бы долго и трудно объяснять, что, наоборот, иногда изобретения именно потому и не внедрены, что они хороши: еще придет их время. Пришлось бы приводить примеры: заявка на лазер подана, как известно, в I951 году, а авторское свидетельство выдано в 1959 - разве все эти годы изобретение было плохим?!

Года два назад в "Комсомольской правде" была статья К.Бобошко, в которой излагалась, в частности, моя точка зрения: несовершенство экспертизы вызывает слишком долгую переписку, у меня нет ни времени, ни желания вести многолетние тяжбы.

Изобретательские задачи мне приходится решать весьма часто. Но по приведенным выше мотивам я сейчас заявок не подаю. Существует и другая причина - "фулпруф". Есть такой технический термин.

…Существуют три способа действительно серьезной проверки теории. Первый - проанализировать теоретические основы, сопоставить их с теоретическими основами в работах других авторов. Способ этот требует определенной квалификации и значительно более трудоемок, нежели изыскания на тему о родственниках на других планетах (надеюсь, не надо пояснять, что я шучу).

Второй способ: собрать сведения об использовании теории другими изобретателями. Вот, например, член секции МТТ Юрий Валентинович Чиннов /адрес: Ташкент, …/. За несколько лет, используя теорию, Ю.В.Чиннов получил примерно полтора десятка авторских свидетельств…

Если бы теория сработала даже только в одном этом случае, она бы и тогда была чрезвычайно продуктивной. Ну, а Ю.В.Чиннов, конечно, не единственный человек, сделавший изобретения с помощью теории. Возьмем хотя бы последнюю почту…

Таких данных у меня множество. Пожалуйста, приезжайте и смотрите папки с письмами. Конечно, полные данные должны быть значительно обширнее! Книгу читают тысячи людей - как тут уследишь.

Третий, самый простой и эффективный путь изучения вопроса о продуктивности теории состоит в том, чтобы придти на ближайший семинар и посмотреть - какие задачи решаются. Принести задачи и предложить их решить мне или участникам семинара. И посмотреть своими глазами - что и как.

С совершеннейшим почтением
Г.Альтшуллер

ПИСЬМО 23
9.04.1974

Главному редактору журнала "НАУКА и ЖИЗНЬ"

Уважаемый товарищ Болховитинов!

В № 2 Вашего журнала за этот год опубликована статья Д.Плетнева "Открытие и изобретение как разрешение противоречия". Автор статьи стремится создать у читателей впечатление, что им впервые выдвинута новая концепция, на основе которой возможна новая методика изобретательства.

К сожалению, Д.Плетнев ввел читателей (и редакцию) в заблуждение: все, что он пишет, давным-давно известно.

В журнале "Вопросы психологии" № 6 за 1956 год опубликована моя и Р.Б.Шапиро статья "О психология изобретательского творчества". В этой статье четко сказано: "Следовательно, каждое творческое решение новой технической задачи включает три основных момента: 1. Постановка задачи и определение противоречия, которое мешает решению задачи обычными,: уже известными технике путями. 2. Устранение причины противоречия с целью достижения нового - более высокого - технического эффекта…" (стр. 41). Большая часть статьи относится именно к трактовке творческого процесса как преодоления противоречия, можно было бы цитировать страницами.

В 1959 году в № 10 журнала "Изобретатель и рационализатор" была напечатана наша статья "Изгнание шестикрылого серафима" - о методике решения изобретательских задач путем выявления и устранения технических противоречий. В 1961 году вышла моя книга "Как научиться изобретать "(Тамбовское книжное издательство), в 1964 году - книга "Основы изобретательства" (Центрально-Черноземное книжное издательство), в 1969 и 1973 годах - первое и второе издание книги "Алгоритм изобретения"(издательство "Московский рабочий"). И в каждой книге - десятки страниц о творческом процессе как о выявлении и преодолении причин противоречия. Было и множество журнальных и газетных статей. Например, 1 сентября 1965 года "Экономическая газета" посвятила всю 16-страничную вкладку методике решения изобретательских задач путем выявления и преодоления технических противоречий.

Д.Плетнев упоминает о моей книге "Алгоритм изобретения"; в книге говорится о всех перечисленных выше материалах; следовательно, Д.Плетнев не мог не знать, что концепция технических противоречий давно существует.

И не просто существует. Она даже стала практическим критерием при экспертизе изобретений. Когда в начале своей статьи Д.Плетнев утверждает, что "никакие инструкции" не могут установить - что такое существенная новизна, он просто демонстрирует свое невежество. Надо было взять учебное пособие Г.Н.Анисова "Основы теории и общие методы патентной экспертизы" (изд. ЦНИИПИ, 1973) и на стр. 20-21 прочитать: "необходимое условие появления изобретений - наличие противоречия, присущего известным решениям технической задачи". Далее следует ссылка на "Историю винтовки" Ф.Энгельса. Как и в статье Д.Плетнева…

Представьте себе, что некто в 1974 году выдвинул новую концепцию: "А что, если устраивать лампы, работающие на электрическом токе? Металлическая проволочка от нагревания разогреется и будет светиться…" В век электрического освещения такая новая "концепция" прозвучала бы странно. Но именно так выглядит сейчас новая концепция Д.Плетнева.

Идея построения методики изобретательства на основе выявления и устранения технических противоречий - это уровень сороковых годов. В пятидесятые годы уже применялась детально разработанная и практически эффективная методика, проводились семинары; см., например, журнал "Изобретатель и рационализатор "№ 9 за 1959 год и газету "Комсомольская правда" за 15 сентября того же года. В шестидесятых годах методика изобретательства преподается на семинарах в Донецке, Ставрополе, Москве, Тамбове, Баку, Новосибирске, Дубне и т.д. См., напр., журнал "Молодой коммунист" № 1 за 1972 год, № 8 за тот же год (стр.85-88 - о семинаре в Дубне), № 8 за 1973 год.

В январе I968 года Центральный совет ВОИР провел трехдневное совещание, на котором был рассмотрен накопленный опыт обучения методике изобретательства. Было принято решение о подготовке преподавателей методики изобретательства. В 1970 году организована Общественная лаборатория методики изобретательства при Центральном совете ВОИР. В 1971 году начал работать Азербайджанский общественный институт изобретательского творчества, в программе которого - подробное изучение методики выявления и устранения технических противоречий. Сейчас занятая идут более чем в 20 городах. Центральный совет ВОИР провел аттестацию преподавателей методики изобретательства. Выпущены учебные пособия, в том числе - "Основные приемы устранения технических противоречий" (Изд. Гянджлик, Баку,1971). Любопытно отметить, что даже приведенная в статье Д.Плетнева задача о холодильнике имеется в "Материалах к семинару по методике изобретательства" (АН БССР, Институт тепло- и массообмена, 1971, стр. 11, 93-95). И с более сильным решением...

Я пишу Вам не из-за беспокойства о приоритете. Методикой изобретательства я занимаюсь почти три десятка лет, мои книги переведены на многие языки. Статья Д.Плетнева - наивный плагиат. Меня беспокоит другое.

В ноябре прошлого года Общественная лаборатория методики изобретательства отправила в редакцию Вашего журнала письмо с материалами об Азербайджанском общественном институте изобретательского творчества и с приглашением побывать на занятиях, познакомиться с современной методикой решения изобретательских задач, посмотреть на полученные результаты, например, изобретатель Ю.В.Чиннов сделал с помощью методики около 50 ценных изобретений, стал заслуженным изобретателем. Разве это не заслуживает внимания?

К сожалению, ответа на письмо не было.

Исследования по методике изобретательства сосредоточены в Общественной лаборатории методики изобретательства при Центральном совете ВОИР. Лаборатория готова помочь журналу предоставлением необходимой информации. Это позволит, во всяком случае, избежать появления статей, открывающих давным-давно открытое.

С уважением Руководитель Общественной лаборатории
методики изобретательства при ЦС ВОИР
Г.Альтшуллер

ПИСЬМО 24
9.10.1983

…Один экземпляр Вашего письма об идеальном веществе передал Фею. Потом его посмотрит Вёрткин, он сейчас в море.

Есть пока несколько соображений. Видимо, целесообразно (во всяком случае, соблазнительно) перейти от несистемных рассуждений об идеальной машине, идеальном процессе и т.д. к анализу понятия об ИДЕАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ. Устройство, процесс (способ), вещество - это искусственные патентные понятия. Реально мы имеем дело с СИСТЕМАМИ. Допустим, мы говорим об идеальном веществе. Это сразу выводит за скобки ВНЕШНЮЮ СРЕДУ. Между тем, идеальное вещество должно ХОРОШО взаимодействовать со средой, это выгодно! А вещество плюс среда - уже система...

Итак, соблазнительно перейти к рассмотрению идеальной технической системы.

Есть два способа "идеализации" (увеличения степени идеальности):

1)масса, габариты, энергоемкость системы стремятся к нулю, а функция, тем не менее, выполняется.

2) масса, габариты, энергоемкость (энергозатраты и т.п.) имеют конечную величину, а количество выполняемых функций неограниченно увеличивается.

На практике встречаются оба способа (и их сочетания), хотя второй способ идеализации вроде бы более распространен.

Итак, мы установили (если установили), что надо иметь дело с ТС и что идеальность достигается либо увеличением функций, либо уменьшением "материальности" системы.

Пойдем дальше.

Вы называете 5 характеристик идеального вещества. Отметим: они больно разные. Отзывчивость- управляемость- универсальность относятся к РЕЗУЛЬТАТАМ, а микроуровневость- сложномикроструктурность - К СРЕДСТВАМ. Но есть и другая придирка. Идеальное вещество (система - все равно) должно быть не только ОТЗЫВЧИВЫМ, но возможно более АНТИОТЗЫВЧИВЫМ. Оно должно быть УПРАВЛЯЕМЫМ - и в то же время неуправляемым, то есть САМОУПРАВЛЯЕМЫМ. УНИВЕРСАЛЬНЫМ - и СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫМ ДО ПРЕДЕЛА. МИКРОУРОВНЕВЫМ - и МАКРОУРОВНЕВЫМ... то есть свойства должны быть парными: свойство- антисвойство.

Чтобы разобраться более детально - когда и что нужно, удобно построить схему идеальной ТС. Она приведена на следующей странице. Это скорее принцип схемы, чем схема. Начальный набросок, который надо довести до ума.

Взята самая простая ТС - с двумя подсистемами. В одной из них подподсистема. Подподсистема должна взаимодействовать с подсистемой. Подсистема должна взаимодействовать с другой подсистемой и ВНУТРЕННЕЙ СРЕДОЙ системы. Система должна "впускать" энергию, вещество, полезную информацию и не "впускать" вредную энергию, вредное вещество, вредную (бесполезную) информацию.

Система должна выдавать измерительную информацию (т.е. информацию о своем состоянии). Должна выдавать (желательно - поменьше) отходы вещества и энергии. Наконец, должна давать ПОЛЕЗНУЮ ПРОДУКЦИЮ. И еще - должна взаимодействовать с другими системами, т.е. входить в НАДСИСТЕМУ.

Подчеркиваю: это простейшая и неполная картинка. Например, явно надо ввести деление внешней среды на пограничный слой и всё остальное. Пограничный слой сильно взаимодействует с системой, а все остальное лишь поставляет пограничный слой (если он расходуется или сменяется).

Схему можно дополнить, развить, уточнить. А потом проанализировать ее элементы. Каковы сильные способы улучшения полезных связей? Каковы сильные способы уменьшения вредных связей? И т.д.

Оставаясь на поверхности ОБЩИХ СООБРАЖЕНИЙ об идеальном веществе или идеальной машине, можно рассчитывать только на общие же выводы: идеальность - это хорошо, надо ее увеличивать и т.п. Имея более подробную модель идеальной системы, можно выявить более конкретные приемы идеализации.

Если такой путь окажется успешным, получится новый метод: вот идеальная система, вот ее главные характеристики, вот способы их улучшения, возьмем реальную систему, сравним, сделаем выводы...

Попробуйте, а?

ПРОСТЕЙШАЯ ИДЕАЛЬНАЯ СИСТЕМА

Здесь показаны основные элементы НЕидеальной системы. Чтобы перейти к идеальной системе, надо изменить эти элементы.

С1 - внешняя среда; С2 - внутренняя среда.

ЭП, ВП, Ип - полезные энергия, вещество, информация.

ЭВ, ВВ, ИВ - вредные (бесполезные) энергия, вещество, информация.

1 - система 1, 2 - система 2.

П1 - подсистема 1, ПпС - подподсистема, П2- подсистема 2.

ИИ - измерительная информация (информация о состоянии системы).

ОВ - отходы вещества, ОЭ - отходы энергии.

Пр - продукция (полезное действие).

1 - взаимодействие подсистемы 1 и внутренней среды.

2 - взаимодействие подсистемы 2 и внутренней среды.

3 - взаимодействие подподсистемы и подсистемы.

4 - взаимодействие между подсистемами.

5 - взаимодействие систем в надсистеме.

Всего доброго!
Г.Альтшуллер

ПИСЬМО 25
15.05.1985

Наконец, можно поговорить об учебнике.

…Находка - использование плакатного материала. Он невольно отшлифовался почти до учебниковой точности. Вместе с тем, использование плакатного текста ставит меня в неловкое положение. Надо либо делать меня соавтором, либо убрать куски этого текста. Иначе плакаты станут бесхозными и, когда я начну верещать по поводу их переписывания, мне скажут: N можно, а нам нельзя?..

Есть и другая возможность. Указать Вас как составителя, а где-то ПОДРОБНО перечислить источники. Обязательно указать: оформление Герасимова.

Впереди "отделочные" работы: есть повторы слов, неудачные обороты, тризные неточности. Но это мелочи жизни. Сядем вместе в Петрозаводске, будем читать абзац за абзацем и отмечать погрешности. До отделки нужны еще построечные работы…

Всего доброго!
Г.Альтшуллер

ПИСЬМО 26
18.04.1977

Я прочитал Ваши записи. Итак, если я Вас правильно понял, имеются два тезиса:

- алгоритмизация творчества в науке принципиально трудна (или невозможна);

- алгоритмизация творчества в искусстве принципиально трудна (или невозможна).

Каковы доводы? По первому тезису два довода: "В науке принципиально нельзя выработать список приемов - они заранее неизвестны и не могут быть известны" и "В чем противоречие закона Ома?"

Приемы есть. Вот, например, один из них: установление взаимосвязи между явлениями, считающимися разнородными. Например, установленная Чижевским взаимосвязь между явлениями на Солнце (изменение активности) и явлениями на Земле (биологические изменения, урожай, эпидемии, социальные потрясения и т.д.). Прием соответствует приемам 5 и б в АРИЗе. Его можно уточнять и развивать. Природа устроена системно. Соответственно, могут быть три случая объединения явлений А (управляющее) и Б (управляемое): явление А происходит в надсистеме, а В - в системе; явления А и Б происходят в одной системе; явление А происходит в подсистеме, а Б – в системе.

Таких приемов yже сегодня можно насчитать десятка полтора. Все они поддаются детализации и все могут быть использованы эвристически.

Разумеется, приемы - это еще не алгоритм. Как и в технике. Но ничто (кроме "это невозможно - потому что невозможно") не мешает развивать приемы в систему приемов и далее в алгоритм.

Насчет закона Ома. Конечно, в законе Ома нет противоречий. И не должно быть: закон Ома - это результат преодоления противоречия в теории, которая была до установления этого закона. Какое противоречие в доске? Нет противоречий. Доска появилась в результате преодоления противоречия в "до-досковой" технике.

Системами в науке являются теории. Именно в них возникают и преодолеваются противоречия. Пример: смена геоцентрической системы мира гелиоцентрической.

Я не хочу сказать, что в алгоритмизации научного творчества нет трудностей и проблем. Просто Вы привели два соображения - и я ответил на них.

Второй тезис - о невозможности алгоритмизации творчества в искусстве. Ваш довод: суть искусства - в отражении (выражении) индивидуальности творца, а индивидуальность неповторима.

Здесь чёткая ошибка: алгоритмизировать надо не продукт, а средства изготовления продукта. Например, изобретением (открытием) в живописи явилось введение перспективы. И что же - это помешало кому-то проявить индивидуальность? Нисколько. Или другой пример: были открыты законы рефлексии (отражение желтой скатерти на синей вазе не желтое, а зеленое). Чью индивидуальность они погубили, эти законы?

Алгоритмизировать искусство - значит алгоритмизировать процесс открытия подобных новых "прозрений", изобретений, находок и т.д. Они появляются намного позже, чем могли бы. Тысячи лет все люди видели, что далекие предметы покрыты дымкой, что далекие леса и горы - голубые. А в живописи это появилось сравнительно недавно. Айвазовский использовал это по-своему, Рерих - по-своему. Никакого ущемления индивидуальности не произошло.

Итак, в искусстве есть открытия, относящиеся к средствам и к продукции, изготовляемой с учетом наличия этих средств (неприменение того или иного средства - тоже есть средство). Возможность алгоритмизации открытия новых средств, мне кажется, не вызывает сомнений. А как с продукцией? Грубо говоря: с темами? с сюжетами?

Я думаю, здесь тоже возможно познание законов. Произведение хорошо тогда, когда, скажем, писатель исследует те процессы (психологические, социальные), которые еще не стали массовыми, но уже имеют место, объективно существуют. В этом смысле работа, например, писателя не отличается от работы ученого на раннем этапе развития данной отрасли. В чем, допустим, сила Дон-Кихота? Видимо, в том, что Сервантес обнаружил явление донкихотства - и сумел его ярко описать. Было сделано социальное открытие - это поддается алгоритмизация (в смысле - познанию), А "ярко" - это уже относится к использованию средств, о чем говорилось выше.

Видимо, в термине "алгоритмизировать" пугает категоричность. Что ж, давайте говорить о познаваемости. Явления искусства есть отражение объективного мира. И потому они принципиально познаваемы. Процесс этот долгий, но начинать его можно и нужно сейчас.

С уважением,
Г.Альтшуллер

ПИСЬМО 27
15.10.1987

Мы учим решению задач. Решению изобретательских задач. Решению задач по прогнозированию. Решению задач по развитию воображения. Как только мы переходим от того, чем сильна ТРИЗ, т.е. от решения задач, к общему трёпу о системах, о дереве целей и т.д. и т.п. - это брак, обман слушателей. Болтовню слушатель может в избытке получить и сам. Вот, например, только что в издательстве "Мир" вышла книга Я.Дитриха "Проектирование и конструирование. Системный подход" - толщиной в дюйм... К нам идут за другим. За тем, чего в таких книгах нет: за умением решать задачи, опираясь на основанные на законах развития ТС инструменты ТРИЗ.

Коэффициент полезного действия программы - это отношение времени, потраченного на задачи, ко всему затраченному времени. Этот к.п.д. - важнейший (хотя и не единственный) показатель наших программ, наших занятий. Отсюда необходимость строить программы так, чтобы быстрее - скажем, на втором занятии - выйти на практику решения.

ПИСЬМО 28
30.07.1992

Неизвестно, сколько бы я тянул с ответом, если бы не внешние обстоятельства. Для подготавливаемого семинара мне потребовалась нерешенная исследовательская задача - с ответом неизвестным ни мне, ни слушателям. Задача, условия которой можно компактно изложить. Задача, не требующая от исследователя узкой специализации. Я подумал: есть такая задача! Перечитал Ваше письмо и вздохнул благодарно и радостно. Вот задача, нет, не задача, а проблема (ворох задач!) - наша тризовская проблема, aктуальная, трудная. Проблема, которая подходит по всем параметрам.

Прошу Вашего разрешения на постановку этой проблемы со ссылкой на Ваше письмо и Ваши формулировки. Я уберу из письма посторонние (для данной проблемы) и чисто эмоциональные места. Может быть, сокращу несколько слов. Добавлю – об актуальности проблемы.

ПИСЬМО 29
(ОПУБЛИКОВАНО В №7
ЗА 1963 Г. ЖУРНАЛА "ЗНАНИЕ-СИЛА", С.47)

Уважаемый тов. редактор!

Ваш журнал ввел рубрику "В блокнот фантаста". Это очень полезное начинание. Я сразу купил блокнот - и аккуратно переписываю туда соответствующие материалы.

В третьем номере журнала под рубрикой "В блокнот фантаста" опубликована статья М.Блантера "Ножной фонарик". Как Вы помните, конечно, речь там идет о будущем, "...когда станет реальностью передача энергии без проводов и без потерь. Быть может, тогда какой-нибудь рационализатор предложит использовать и объединять энергию произвольного движения всех людей планеты!" М. Блантер очень живо описывает свои опыты, приведшие к созданию ножного фонарика:

"И вот тут-то я и подумал: ноги у человека сильнее рук. Нельзя ли нажимать рычажок фонарика ногой? Я привязал фонарик под коленкой, а рычажок упер в палочку, тоже привязанную к ноге, только вертикально. Нижний конец палочки выступал ниже каблука как раз на столько, на сколько нужно поворачивать рычажок фонарика.

При ходьбе я сначала наступал на землю палочкой, она поднималась и нажимала рычажок. Я сделал несколько шагов - ура! Фонарик ярко светил прямо передо мною..."

Прочитав статью М. Блантера, я сразу же взялся за свой блокнот. И вот здесь возникло затруднение. Я не знал, куда следует занести этот материал. Сначала я открыл страницу, озаглавленную "НОВЫЕ И СМЕЛЫЕ ИДЕИ".

Но тут выяснилось, что ножной фонарь не совсем новая идея. Авторское свидетельство на такой фонарь выдано еще в 1928 году:

"...изобретатель А. Прудников засунул свою электростанцию внутрь... сапога. Авторское свидетельство №24618, выданное в 1928 году, подробно рассказывает об электрогенераторе, запрятанном в каблук. Две пластины, нажимаемые при ходьбе поочередно то пяткой, то пальцами ноги, приводят в движение этот "электрообувной" генератор".

Так написано в журнале "Изобретатель и рационализатор" (1961, № 8, стр. 37) под рубрикой "Перелистывая пожелтевшие патенты".

После этого я как-то не решился заносить мысль М. Блантера в список "Новых и смелых идей" и открыл ту страницу блокнота, где перечислены "НЕ СОВСЕМ НОВЫЕ ИДЕИ, КОТОРЫЕ, ОДНАКО, МОЖНО РАЗВИТЬ ДАЛЬШЕ".

Оказалось, что развить идею М. Блантера - А. Прудникова невозможно, ибо она развита более чем достаточно:

"Всевозможные звуки, стуки и даже шарканье подошв пешеходов неудержимо влекли к себе изобретателей, жаждущих использовать "даровую" энергию...

...всех перещеголял некий Иванов. Он решил использовать энергию пешеходов! Все тротуары предлагалось снабдить чуть-чуть выступающими подпружиненными дисками. Пешеходы, сами того не замечая, наступают на диски и через систему рычагов производят уйму полезной работы. Правда, закон сохранения энергии очень скоро отомстил бы ни в чем неповинным пешеходам. Изнурительная ходьба по пружинам приводила бы к чудовищному утомлению пешеходов".

Это - из того же журнала "Изобретатель и рационализатор" (1961, № 2, стр. 38). И опять под той же рубрикой "Перелистывая пожелтевшие патенты".

Поверьте, тов. редактор, я очень старался развить идею М. Блантера - А. Прудникова! Но все оказывалось уже не новым. Шутники-изобретатели придумали даже такую вещь:

"Шелест листьев и скрип ветвей, раскачиваемых ветром, навеял на некоего Ф. В. Васильева в 1923 году нестерпимое желание использовать энергию качающихся деревьев. Довольно всяким там соснам и березкам бесполезно и беспринципно раскачиваться в любую сторону, куда только подует ветер. Опутать их верхушки крепким канатом и притянуть канат к системе храповиков и зубчаток! Качнутся березы влево - потянут вверх канаты, зубчатые рейки и прочие детали "лесного двигателя". Качнутся зеленые насаждения вправо - опустят вниз канаты и зубчатые рейки. Теперь уж ни одна веточка зря не шелохнется, ни одно дуновение ветерка зря не пропадет! Лежи себе на траве, а деревья-работяги за тебя всю работу по домашнему хозяйству исполнят. Сказочный двигатель".

И это - "Изобретатель и рационализатор" (1962, № 6, обложка). Снова рубрика "Перелистывая пожелтевшие патенты".

После этого я уже не надеялся, что удастся развить идею М. Блантера -А. Прудникова. Но ведь можно просто описать ее! И я открыл страницу блокнота с надписью "СТАРЫЕ ИДЕИ, УСКОЛЬЗНУВШИЕ ОТ ВНИМАНИЯ ФАНТАСТОВ".

Но едва перо коснулось бумаги, как я вспомнил: "Все-таки это такая старая хорошая идея... Вряд ли В.Немцов не использовал ее через четверть века после ее появления".

И действительно, не прошло и четверти века после того, как А. Прудников запатентовал "электросапог", и В.Немцов блестяще использовал эту свежую идею:

"- А вот я читал, как один изобретатель ухитрился поместить динамо-машину в каблуке. Идешь, а машинка от нажима крутится. Можете такую сделать?

- Можно-то можно... Впрочем, скажите: радиостанция должна работать только когда идешь? Когда стоишь или сидишь, она бездействует?

- Все равно должна работать.

- Что ж, по-вашему, радист должен прыгать на одном месте?.."

("Незримые пути" в сборнике "Огненный шар", Детгиз, 1958, стр. 104)

В.Немцов сочинил это в 1943 году. Через 25 лет после А. Прудникова и на 20 лет раньше М. Блантера... Это навело меня на мысль, что идея А. Прудникова-В.Немцова- М. Блантера должна быть записана в блокноте на той странице, где сосредоточены "ДОПОТОПНЫЕ ИДЕИ, КОТОРЫЕ МОЖНО ВНОВЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ, ИБО ИХ ЗАБЫЛИ".

Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что эта идея воскрешена С. Лемом! В "Звездных дневниках" рассказывается, что профессор Тарантога "...создал аппаратуру для использования бесполезно растрачиваемой (обычно) энергии детей, которые, как известно, ни минуты не могут обойтись без движения. Эта аппаратура представляет собой систему торчащих в разных местах жилища рукояток, блоков и рычагов; играя, дети толкают их, тянут, передвигают и, таким образом, сами того не зная, накачивают воду, стирают белье, чистят картофель, вырабатывают электричество и т. д.".

Рисунок показывает эту аппаратуру, впитавшую комплекс идей А.Прудникова- В.Немцова - М.Блантера - С.Лема.

После этого мне оставалось одно: запиcать означенный комплекс идей на странице под названием "ПРЕДВИДЕНИЯ ФАНТАСТОВ, ЕЩЕ НЕ ВОПЛОЩЕННЫЕ В ЖИЗНЬ".

Но тут возникло препятствие - и даже не одно. Закон сохранения энергии, к.п.д. существующих преобразователей энергии, здравый смысл...

Энергия, вырабатываемая человеком, не даровая. Человек - очень несовершенный преобразователь энергии топлива в механическую энергию. 75 процентов энергии выделяется в виде тепла и теряется. Только 25 процентов превращается в механическую энергию. Таким образом, человек - машина, которая много хуже дизеля (к. п. д. дизелей доходит до 40 процентов): съедает ценнейшее горючее - бутерброды, клубнику, селедку, коньяк - и выдает только 25 процентов этой энергии!

К сожалению, в расчетах М.Блантера не учтено, что эти 25 процентов надо еще превратить в электроэнергию. В лучшем случае ножные фонари сумеют использовать 25 процентов от этих 25 процентов. То есть к.п.д. будет что-то вроде 6 процентов - меньше, чем у паровой машины прошлого века...

Вы понимаете, оставалась последняя возможность: счесть это шуткой и записать в блокнот под заголовком "ШУТОЧКИ".

Г. АЛЬТОВ

ПИСЬМО 30
6.03.1986

"Получил "Борьбу". Очень хорошо! Поздравляю Вас с этой работой.

Вашу работу мы обсудили с Верткиным. Есть возможность сделать следующий шаг. Сейчас точность и глубина анализа упираются в "единицы", которыми Вы оперируете. Это слишком крупные "единицы": человек, идея, изменяемая социальная структура. Можно развернуть каждую из этих трех основных единиц в цепочку. Еретик (генератор новой идеи) не всегда - один человек. Здесь цепочка: один человек - несколько человек - малая система - система - большая система - все человечество. Объект изменения (объект приложения идеи) - тоже цепочка: один человек - несколько человек - малая система - система - большая система - все человечество. Наконец, цепочкой является и "степень еретичности идеи": от абстрактной научной теории (например, теории групп Галуа) до идеи, являющейся антитезисом господствующей идеологии. Получается трехмерный морфологический ящик - "пространство борьбы". Ваши вопросы, поставленные в работе, как нам кажется, перспективно рассмотреть в этом пространстве.

Любопытно было бы детализировать шкалу еретичности идей (одну из трех осей "пространства борьбы"). Потом построить морфящик. Рассмотреть предельные ситуации. Рассмотреть неясные ситуации (например, с Эйнштейном; его неагрессивность можно объяснить приглушенностью конфликта: один человек покушается на абстрактную теорию, непосредственно затрагивающую небольшую группу людей).

Попробуйте поработать в этом направлении; может быть, удастся наметить контуры "теории борьбы".

Еще раз: работа очень хорошая. Благодарен Вам за нее.

Всего доброго!

ПИСЬМО 31
15.10.1987

Получил - пока Вы были на Дальнем Востоке - Ваше письмо от 4/10 с приложениями. Большое спасибо за ответы на анкетные вопросы! Очень интересный материал.

Мне понравился текст выступления по использованию худ.литературы на занятиях по ТРИЗ-ТРТЛ. Жаль, что Вы не выступили… ЭТУ РАБОТУ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАДО ПРОДОЛЖИТЬ. Прежде всего, я имею в виду накопление материала и постепенное его опробование на занятиях. […]

Спортивную работу надо дожать. В спорте я понижаю едва-едва, тут я в положении член-корра Лаврова, который на конференции (Академгородок, 1984) сказал: "Я не читал книг по ТРИ3, но выскажу свое мнение..." В спорте я ничего не понимаю, но выскажу свое мнение...

Дело не в рекордомании, она, эта мания, следствие (или внешнее выражение) более глубоких факторов. Спорт давно и прочно превратился в мощное средство убиения времени, разжигания "патриотизма" - государственного, областного, городского, районного... И главное - предметом купли-продажи ЗРЕЛИЩ. Естественный спорт (доступный всем) - это когда "голыми руками", а не дорогостоящим снаряжением. Спорт должен быть очищен от сложных и дорогих технических средств, от неестественных средств, включая химию.

M. подготовил выпускную работу в бакинском ОИПе (факультет МГТ): развитие альпинистской техники. Мне работа не понравилась: робкие попытки продолжить линию развития существующего снаряжения. Может быть, это полезно для военной (горной) техники. Но что дает человеку?! Я предложил М. другую позицию: спорт активно вреден для народа, спорт бессмысленен, надо возвращаться к "голым рукам". Рекорды сами по себе - на здоровье. Но - рекорды в естественных условиях. Вот современная техника прыжков в высоту. Когда-то прыгали естественно - перепрыгивали планку как в естественных условиях перепрыгивают препятствие. При современной технике прыжка спортсмен падает за планкой - на бок, на спину, на голову. Такой прыжок возможен только, если за планкой толстый слой мягких матрасов. В жизни никто не будет подкладывать эти матрасы. Так зачем такая техника прыжка?..

М. содрогнулся от такой постановки вопроса и что-то затих. Может быть, Вы возьметесь? ИКР - статья (кроме разработки). Спорт становится все более техническим, я (т.е. Вы, Альберт) попытался спрогнозировать развитие СТС и пришел к выводу: впереди тупик... В таком духе - открыто, напрямик. С множеством подтверждающих примеров. И чётким призывом: закрыть зрелищно- коммерческий спорт. Создать новые виды спо-го-ру (спорт голыми руками) - и провести в СССР первую "спогоруйную" олимпиаду. […] Интересна даже чисто ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ реакция. Какие доводы приведут в пользу фибергласового спорта? Знание этих доводов позволит откорректировать позицию - и тогда можно поместить статью в сборник "Карелии".

Ну, а с пособием по практическому применению АРИ3 все просто - делайте.

ПИСЬМО 32
3.06.1964

В КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ ИЗОБРЕТЕНИЙ И ОТКРЫТИЙ

Уважаемые товарищи!

В "Указаниях по составлению заявки на изобретение" сказано, что устанавливаются две формы заявления в зависимости от того, кто является заявителем. Однако возникла ситуация, непредусмотренная "Указаниями". Я сконструировал машину, решающую изобретательские задачи. Эта машина - я назвал её "Эвротрон-2" - решила изобретательскую задачу. Сама задача широко известна. С другой стороны, изложение готового решения на бумаге вряд ли можно считать творческой работой. Таким образом, изобретателем является именно машина. Но как в таком случае должно быть оформлено заявление? Кого указать заявителем и кого автором?

Я понимаю, что в первый момент эти вопросы могут показаться шуткой. Но здесь нет шутки или вымысла. Почти два десятка лет я занимаюсь исследованием теории изобретательства. Прилагаю брошюру С.Корнеева, в которой рассказано о практической работоспособности этой теории. Конечно, теория быстро развивается, и брошюра несколько устарела. Современное и подробное изложение теории есть в выходящей в ближайшее время книге “Основы изобретательства” (пока могу только приложить проспект).

Теория изобретательства даёт алгоритм решения изобретательских задач. Кроме того, проанализировав большое число изобретений, я отобрал типовые приемы решения. Это как химические элементы: из сотни элементов создано всё бесконечное многообразие мира. Как вы понимаете, имея алгоритм, нетрудно собрать работающую по нему машину. Нет затруднений и в том, чтобы набить "память" машины сведениями о типовых приемах решения. "Эвротроны" могут иметь самую различную конструкцию, поэтому я не подаю заявку на машину. "Эвротрон-2" (имеющий, кстати сказать, довольно простую электромеханическую схему) с начала года находился в стадии настройки. Сейчас я провёл первую пробу машины. Результатом этой пробы и было решение предложенной машине изобретательской задачи. На мой взгляд, получилось вполне патентоспособное изобретение. Нисколько не худшее, чем те, которые я делал без машины и за которые получил 12 авторских свидетельств. Впрочем, вы получите заявку и ознакомитесь с этим изобретением.

Моё письмо не имеет целью обсуждение общих проблем, связанных с теорией изобретательства и конструированием машин, решающих изобретательские задачи. Речь идет только об оформлении конкретной заявки.

Не подавать заявку - значит рисковать тем, что не будет зарегистрировано изобретение. Подавать заявку на своё имя я не могу - это было бы нечестно. К тому же, у меня есть свои изобретения, зачем мне чужие?! Указать заявителем себя, а автором машину? Если такой вариант возможен, это мне кажется приемлемым и справедливым.

Жду вашего решения. Вы сами хорошо понимаете, что в регистрации заявок промедление крайне нежелательно. Поэтому прошу вас сообщить решение возможно скорее.

С уважением,
Г.Альтшуллер

ПИСЬМО 33
29.01.1986

В материалах по жизненной стратегии творческой личности прослежен типичный случай. Правило, а правила, как известно, имеют исключения. Могут ли внешние обстоятельства помогать творческой личности? Да, могут, если творческая личность не задевает шибко серьезных переворотов и готова работать на внешние обстоятельства. Вот фон Браун и другие ракетчики исправно работали на Гитлера: внешние обстоятельства (гитлеровский режим) помогали творческой личности? Нет. Творческая личность обязана стремиться к достойной цели. Во всяком случае, в работе о жизненной стратегии мы подразумевали, что творческая личность обязательно преследует достойную цель. Достойная цель обычно относится ко всему человечеству. Внешние же обстоятельства преследуют свои - намного более узкие - цели. В редчайших случаях (нет правил без исключений) на какое-то время цели внешних обстоятельств могут и совпадать с общечеловеческими. Но это кратковременное исключение. Если внешние обстоятельства начинают думать о всем человечестве, им, внешним обстоятельствам, крепко достается. Можно вспомнить, например, судьбу Улугбека.

Так что противоречия нет. Если внешние обстоятельства долго и упорно помогают творческой личности, в самый раз этой творческой личности задуматься - не злотворческая ли она...

Нет противоречия и в случае, когда творческая личность делает мелкие дела, пользуясь благосклонностью внешних обстоятельств. Опять-таки налицо не творчество, а злотворчество: нет достойной цели. Инженер, творчески совершенствующий трамваи в гитлеровской Германии, экономил металл для танков.

Достойная творческая цель всегда нова и потому чужда внешним обстоятельствам. Пример: идея Циолковского в конце ХIX века.

Посылаю информацию.

Всего доброго!

ПИСЬМО 34
15.12.1980

[…] Из письма преподавателя: "На третьем занятии я сформулировал понятие о веполе так. Веполь - это минимальная техническая система, состоящая из двух веществ и поля, обладающая функциональной полнотой (последние слова предложил в Кишиневе слушатель К., доцент Новосибирского электротехнического института). Однако при разборе задачи о молниеотводе оказалось, что веполь может состоять из двух полей и одного вещества. Пришлось выкручиваться."

Веполь - минимальная техническая система. Точнее - модель такой системы. Еще точнее - модель такой системы для данной задачи (в другой задаче та же система может иметь другой вепольный вид). Веполь обязательно включает два вещества и одно поле. Это вытекает из основного принципа материализма: изменение вещества может быть вызвано лишь материальными Факторами. В простейшем случае таким фактором может быть непосредственное или полевое действие второго вещества. Непосредственное действие (например, механическое) в вепанализе тоже называется полем. Отсюда два вещества (обычно - изделие и инструмент) и одно поле (энергия).

Веполь следует отличать от вепольной формулы того, что дано по условиям задачи. Вепольная формула может быть меньше или больше веполя (дано одно вещество, дан неполный веполь, дан сложный веполь). Аналогия: веполь - треугольник, но существуют угол, ромб, квадрат и т.д. Из всех вепольных Формул мы выделяем именно веполь, поскольку выявлены некоторые правила обращения с ним (достройка, разрушение, развитие).

В задаче о молниеотводе фактически два веполя: 1) Туча - молния - молниеотвод и 2) Антенна - радиоизлучение - молниеотвод. Суть задачи в том, что два веполя "пересекаются" (у них общий элемент - молниеотвод) и мешают друг другу. Если "вынести за скобки" тучу и антенну, останется вепольная формула, включающая два поля и одно вещество. Возникает видимость аномалии: система включает два поля и одно вещество…

Мы часто упрощаем вепольную формулу задачи. Так, в задаче о тракторном полигоне мы считаем, что дано одно вещество (почва). На самом деле дан веполь: инструмент - механическое поле – почва. Поскольку все известные инструменты, механически воздействующие на почву, не обеспечивают требуемого задачей эффективного управления свойствами почвы, мы отбрасываем два элемента веполя и говорим: дано одно вещество, плохо поддающееся управлению. Такого рода упрощения вполне допустимы.

Вывод: Надо, чтобы слушатели четко видели разницу между веполем (треугольником) и вепольными формулами (угол, треугольник, квадрат и т.д.). Веполь - лишь одна из вепольных формул. Известные пока правила вепанализа привязаны к веполю, поэтому мы и выделяем веполь.

Нужно отметить еще одно обстоятельство. Иногда условия задачи словно навязывают готовый веполь - даны поле и два вещества, остается записать это в виде вепольной схемы… На самом же деле вепольная схема может быть другой. Простейший пример - уже упоминающаяся задача о тракторном полигоне. Дан веполь - "инструмент - механическое поле – почва". Но можно считать иначе: дан только один элемент веполя - вещество (почва). Тут оба подхода примерно равноценны: в обоих случаях вепольные правила тянут к феполю. Ну, а если бы было наоборот: по условиям задачи дано электромагнитное поле, а надо (в ответе) перейти к механическому? В этом случае гораздо удобнее идти от неполного веполя (есть только вещество, можно ввести какое угодно поле), чем преодолевать психологический барьер (есть феполь, но от него надо уйти к веполю с механическим полем). Можно, например, вспомнить задачу о сигнализации об израсходовании бензина в автомобиле. Точную статистику я, к сожалению, привести не могу; задача использовалась широко, но у меня сохранились данные только по семинару в Миассе (1977). В 12-ти из 29-ти записей вепольная модель с самого начала включает электрическое поле (ведь обычный сигнализатор - электрический!). Все 12 - без выхода на контрольный ответ. В 9-ти записях вепольная схема состоит из одного вещества (бензин), сразу появляется идея: нужно второе вещество, способное при израсходовании бензина давать сигнальное поле. В 2-х решениях - снова электрическое поле, но в 7-ми - правильный ответ (поплавок, который начинает стучать о дно бака) или приближение к правильному ответу (у дна бака -колокольчик, который "молчит" пока бензина много и сигналит, когда оказывается над уровнем бензинa).

Может быть, при построении исходной вепольной формулы целесообразно включать только то, что обязательно должно быть в системе по условиям задачи, а другие упоминающиеся в задаче поля и вещества в исходную формулу не вводить.

[…]

Перебор вариантов - это когда действуют волевым образом: "Попробуем так. Не получается? Хорошо, попробуем по-другому…" В ряде шагов АРИЗ имеет место выбор, осуществляемый на основе правил. Не следует путать перебор вариантов и выбор на основе правил - это совершенно разные вещи.

Вывод: слушателям надо чётко объяснить разницу между перебором и выбором.

[…]
Это чрезвычайно интересный случай. Тут сработал фактор, о котором мы много и часто говорим, но по которому почему-то нет письменного (печатного) материала. В процессе подготовки у инженера (впрочем, это начинается еще в школе) воспитывают почтение к точным терминам. Это - необходимо, чтобы не было путаницы и неясности при описании уже известных способов и устройств. Иными словами, точность терминологии - обязательное и полезное требование к нетворческому мышлению: есть вполне определенный объект и его следует описывать вполне определенными и адекватными объекту терминами. Но при решении творческой задачи "определенного объекта" нет. Есть пустота или весьма туманный намек на какой-то объект. Некое привидение, точнее - целая куча привидений… Нам нужна какая-то хорошая опалубка - вот и всё. Скорее всего, это будет какая-то дикая, ненормальная опалубка… Больше мы ничего не знаем: какие уж тут могут быть точные термины… Но именно в этих неопределенных условиях с особенной силой взыгрывает тяга к точным терминам. Своего рода психологический феномен: когда знаешь, что воды нет, словно нарочно хочется пить… И начинается погоня за призраками: использовать такой термин? или другой? или третий?..

Нужно преодолеть психологический барьер и отбросить все термины. Или использовать их сразу, одновременно - это равносильно отбросу. Опалубка должна быть "соприкасающе-твердо-неподвижной." Не или-или, а и-и. Русский язык велик и могуч: могли появиться еще 20 синонимов и полусинонимов. Надо ясно видеть, что здесь нет разных вариантов. Объекты многогранны, и каждое определение отражает какую-то грань одного объекта. Нельзя цепляться за тот или иной термин на середине решения. Точные термины появятся после решения задачи, когда они не нужны для творческого процесса…

Вывод: Очень важно, чтобы слушатели, встретив вместо одного термина несколько, не терялись и не сбивались на перебор слов. За кучей терминов стоит один объект.

"Опасный преступник Иванов, он же Сидорин, он же Петренко…" Фамилии разные, а за ними один человек. Вот фотоснимок - другое дело! Вместо многих терминов надо использовать одну или две картинки. Бетон, а сбоку – опалубка. Вторая картинка: тот же бетон, но опалубки нет. […] Краткая формулировка физического противоречия (ФП) вполне эквивалентна рисунку.

ПИСЬМО 35
23.12.1982

[…] А потом - семинар в Петрозаводске, первый "разработческий" семинар. А потом - переход на АРИЗ-82Б и шкалу "Фантазия-2" - всё это хозяйство надо было срочно проверять и перепроверять. И снова семинар в Ангарске. Я думал, что после этого наступит передышка. Напротив! После № 9 "ТиН" (а особенно после № 10) пошел поток писем из новых "точек" - насчет организации школ. И стали приезжать в Баку "ходоки за ТРИЗ". С 20 октября и по сей день - за два месяца - одиннадцать "наездов"! Почти стихийное бедствие. […] и тут же двое гостей (из Ставрополя и Чимкента). Приехали они в АзОИИТ, но сориентировались и "перебежали". Ну как было не заняться такими людьми…

[…] 17-го проводил очередного гостя (из Фрунзе). Составил список неотложных дел. В январе пришлю Вам подкорректированный текст статьи. В феврале, видимо, поеду в Пензу (если там сделают материалы к семинару). Семинар небольшой, две недели. Вернусь, и, если будет Ваш доработанный текст, - можно будет сделать последние поправки, отослать в "ТиН".

ПИСЬМО 36
8.02.1983

Возвращаю рукопись - не знаю, есть ли у Вас копия. Несколько замечаний - карандашом на полях. На днях меня запросили ИЗ "ТиН" - о планах публикаций по ТРИЗ на 84-й год. Я перечислил ряд материалов, в том числе – "детектив". По техническим условиям рукописи надо сдавать в редакцию месяцев за 5 до появления соответствующего номера журнала. Поэтому хорошо бы в июле-августе иметь ЧЕРНОВИК (присылайте мне 2 экземпляра). Я сразу посмотрю, может быть, что-то поправлю (литературно), верну Вам: надо будет сделать БЕЛОВИК и в СЕНТЯБРЕ отправить в редакцию.       

Черновик делайте на 9 страниц на машинке, даже на 10. Если этот объем мал, тогда на 13-15. В беловике должно быть или 8, или 12 страниц (на машинке через 2-интервала), промежуточные объемы нежелательны.

Что касается содержания, то, пожалуйста, учтите следующие пожелания:

1. Надо, чтобы текст был понятен инженеру (не биологу).
2. Поскольку материал идет в рубрике ТРИЗ, можно считать, что основы ТРИЗ читатель знает.
3. Уберите из текста все "канцеляризмы". Нужно просто человеческое, разговорное изложение.
4. Нужны рисунки.
5. Ссылки на литературу надо дать не в конце, а в тексте.

Разумеется, если за время, что статья лежала у меня, появилось что-то новое, надо это новое включить в статью.

Мне кажется, что сейчас в статье много частностей (это хорошо, я просто констатирую факт) и сравнительно мало ОБЩЕГО и ПЕРСПЕКТИВ. […] Какова сверхзадача исследования? Общая цель этого направления? […] ИКР: взяли куст томата, подаем раствор с химикатами (гидропоника), подаем газы, свет и ЕЩЕ ПЯТЬ ФАКТОРОВ (вибрация, сжатие-разжатие, ток, магнитное поле и т.д.)... и помидор должен вырастать со скоростью химической реакции, т.е. на глазах - за 5 минут...

Вам это виднее. Я хочу только подчеркнуть, что в статье надо нарисовать ИКР, перспективу.

Теперь о применимости, то есть соединимости. Один экземпляр я послал в Ангарск - там Иванов и целая группа "подрастающих" преподавателей. Иванов был в Петрозаводске, интересовался Вашей работой. (При рассылке неопубликованных работ я вынужден считаться и с фактором порядочности: у нас были случаи использования неопубликованных работ - с нарушением этических норм). Иванову можно доверять. Послал я также работы Кондракову (он занимается динамичностью). Хотелось бы иметь еще с десяток экземпляров. Если можете сделать копии с первого экземпляра - сделайте. Или пошлите НА ВРЕМЯ первый экземпляр Кондракову Игорю Михайловичу. Я его предупрежу о такой возможности.

В 84-м планируется дать в "ТиН" статьи по идеальности и динамичности. Если это удастся (пока нет ясности - как это подать, чтобы была журнальная форма), пойдет и соединимость. Нужно будет добавить изобретательских примеров. И показать применение нового понятия на практике - на решении задач. Поэтому в ближайшие три-четыре месяца ПО ЭТОЙ СТАТЬЕ надо набирать примеры... В первую очередь пусть идет "растительная" статья. А по соединимости продолжим подбор примеров, задач, словом, технического антуража.

Извините, пожалуйста, что я задержал ответ по этим материалам. С начала учебного года - страшный цейтнот: много новых школ, надо объяснять, помогать, снабжать материалами… и всё срочно. №№ 9 и 10 "ТиН" дали очень большой всплеск активности, я впервые растерялся и испугался - такой масштаб. Веду две группы в Баку, 12-го вылетаю в Пензу, 4/3 – начало семинара в Новосибирске, 16/5 - в Ярославле... Почти каждую неделю кто-то приезжает в Баку... И все это - сверх нормальной работы по ТРИЗ, которую нельзя бросать (я и в Пензу еду, главным образом, чтобы проверить новый АРИЗ-82-В, хотя еще не опубликован в "ТиН" АРИЗ-82-Б…).

Всего доброго! Желаю всяческих успехов.

ПИСЬМО 37
15.12.1980

[...] Из письма преподавателя: "На третьем занятии я сформулировал понятие о веполе так. Веполь - это минимальная техническая система, состоящая из двух веществ и поля, обладающая функциональной полнотой (последние слова предложил в Кишиневе слушатель К., доцент Новосибирского электротехнического института). Однако при разборе задачи о молниеотводе оказалось, что веполь может состоять из двух полей и одного вещества. Пришлось выкручиваться."

Веполь - минимальная техническая система. Точнее - модель такой системы. Еще точнее - модель такой системы для данной задачи (в другой задаче та же система может иметь другой вепольный вид). Веполь обязательно включает два вещества и одно поле. Это вытекает из основного принципа материализма: изменение вещества может быть вызвано лишь материальными Факторами. В простейшем случае таким фактором может быть непосредственное или полевое действие второго вещества. Непосредственное действие (например, механическое) в вепанализе тоже называется полем. Отсюда два вещества (обычно - изделие и инструмент) и одно поле (энергия).

Веполь следует отличать от вепольной формулы того, что дано по условиям задачи. Вепольная формула может быть меньше или больше веполя (дано одно вещество, дан неполный веполь, дан сложный веполь). Аналогия: веполь -треугольник, но существуют угол, ромб, квадрат и т.д. Из всех вепольных Формул мы выделяем именно веполь, поскольку выявлены некоторые правила обращения с ним (достройка, разрушение, развитие).

В задаче о молниеотводе фактически два веполя: 1) Туча - молния - молниеотвод и 2) Антенна - радиоизлучение - молниеотвод. Суть задачи в том, что два веполя "пересекаются" (у них общий элемент - молниеотвод) и мешают друг другу. Если "вынести за скобки" тучу и антенну, останется вепольная формула, включающая два поля и одно вещество. Возникает видимость аномалии: система включает два поля и одно вещество...

Мы часто упрощаем вепольную формулу задачи. Так, в задаче о тракторном полигоне мы считаем, что дано одно вещество (почва). На самом деле дан веполь: инструмент - механическое поле – почва. Поскольку все известные инструменты, механически воздействующие на почву, не обеспечивают требуемого задачей эффективного управления свойствами почвы, мы отбрасываем два элемента веполя и говорим: дано одно вещество, плохо поддающееся управлению. Такого рода упрощения вполне допустимы.

Вывод: Надо, чтобы слушатели четко видели разницу между веполем (треугольником) и вепольными формулами (угол, треугольник, квадрат и т.д.). Веполь - лишь одна из вепольных формул. Известные пока правила вепанализа привязаны к веполю, поэтому мы и выделяем веполь.

Нужно отметить еще одно обстоятельство. Иногда условия задачи словно навязывают готовый веполь - даны поле и два вещества, остается записать это в виде вепольной схемы... На самом же деле вепольная схема может быть другой. Простейший пример - уже упоминающаяся задача о тракторном полигоне. Дан веполь - "инструмент - механическое поле – почва". Но можно считать иначе: дан только один элемент веполя - вещество (почва). Тут оба подхода примерно равноценны: в обоих случаях вепольные правила тянут к феполю. Ну, а если бы было наоборот: по условиям задачи дано электромагнитное поле, а надо (в ответе) перейти к механическому? В этом случае гораздо удобнее идти от неполного веполя (есть только вещество, можно ввести какое угодно поле), чем преодолевать психологический барьер (есть феполь, но от него надо уйти к веполю с механическим полем). Можно, например, вспомнить задачу о сигнализации об израсходовании бензина в автомобиле. Точную статистику я, к сожалению, привести не могу; задача использовалась широко, но у меня сохранились данные только по семинару в Миассе (1977). В 12-ти из 29-ти записей вепольная модель с самого начала включает электрическое поле (ведь обычный сигнализатор - электрический!). Все 12 - без выхода на контрольный ответ. В 9-ти записях вепольная схема состоит из одного вещества (бензин), сразу появляется идея: нужно второе вещество, способное при израсходовании бензина давать сигнальное поле. В 2-х решениях - снова электрическое поле, но в 7-ми - правильный ответ (поплавок, который начинает стучать о дно бака) или приближение к правильному ответу (у дна бака -колокольчик, который "молчит" пока бензина много и сигналит, когда оказывается над уровнем бензинa).

Может быть, при построении исходной вепольной формулы целесообразно включать только то, что обязательно должно быть в системе по условиям задачи, а другие упоминающиеся в задаче поля и вещества в исходную формулу не вводить.

[...]

Перебор вариантов - это когда действуют волевым образом: "Попробуем так. Не получается? Хорошо, попробуем по-другому..." В ряде шагов АРИЗ имеет место выбор, осуществляемый на основе правил. Не следует путать перебор вариантов и выбор на основе правил - это совершенно разные вещи.

Вывод: слушателям надо чётко объяснить разницу между перебором и выбором.

[...]
Это чрезвычайно интересный случай. Тут сработал фактор, о котором мы много и часто говорим, но по которому почему-то нет письменного (печатного) материала. В процессе подготовки у инженера (впрочем, это начинается еще в школе) воспитывают почтение к точным терминам. Это - необходимо, чтобы не было путаницы и неясности при описании уже известных способов и устройств. Иными словами, точность терминологии - обязательное и полезное требование к нетворческому мышлению: есть вполне определенный объект и его следует описывать вполне определенными и адекватными объекту терминами. Но при решении творческой задачи "определенного объекта" нет. Есть пустота или весьма туманный намек на какой-то объект. Некое привидение, точнее - целая куча привидений... Нам нужна какая-то хорошая опалубка - вот и всё. Скорее всего, это будет какая-то дикая, ненормальная опалубка... Больше мы ничего не знаем: какие уж тут могут быть точные термины... Но именно в этих неопределенных условиях с особенной силой взыгрывает тяга к точным терминам. Своего рода психологический феномен: когда знаешь, что воды нет, словно нарочно хочется пить... И начинается погоня за призраками: использовать такой термин? или другой? или третий?..

Нужно преодолеть психологический барьер и отбросить все термины. Или использовать их сразу, одновременно - это равносильно отбросу. Опалубка должна быть "соприкасающе-твердо-неподвижной." Не или-или, а и-и. Русский язык велик и могуч: могли появиться еще 20 синонимов и полусинонимов. Надо ясно видеть, что здесь нет разных вариантов. Объекты многогранны, и каждое определение отражает какую-то грань одного объекта. Нельзя цепляться за тот или иной термин на середине решения. Точные термины появятся после решения задачи, когда они не нужны для творческого процесса...

Вывод: Очень важно, чтобы слушатели, встретив вместо одного термина несколько, не терялись и не сбивались на перебор слов. За кучей терминов стоит один объект.

"Опасный преступник Иванов, он же Сидорин, он же Петренко..." Фамилии разные, а за ними один человек. Вот фотоснимок - другое дело! Вместо многих терминов надо использовать одну или две картинки. Бетон, а сбоку – опалубка. Вторая картинка: тот же бетон, но опалубки нет. [...] Краткая формулировка физического противоречия (ФП) вполне эквивалентна рисунку.

ПИСЬМО 38
2.10.1989

В июле была очередная научно-практическая конференция в Петрозаводске. Я неважно себя чувствовал, не смог поехать. Народу было много - полторы сотни. Конференция объявила себя Учредительным съездом Ассоциации ТРИЗ. Меня выбрали президентом, потом выбрали исполнительного директора и совет Ассоциации. Обсудили проект устава. Я узнал обо всем, когда создание Ассоциации стало свершившимся фактом. Конечно, создание Ассоциации будет способствовать повышению уровня преподавания ТРИЗ. Но хлопот добавится много...

ПИСЬМО 39
7.01.1987

Уважаемая М.Е.! (Извините, не знаю имени и отчества)

Я не могу решать за Вашего сына - идти ему в аспирантуру или нет. Как и многие мои коллеги, я был в аналогичной ситуации. Для меня ясно: аспирантура - в большинстве случаев - имеет весьма отдаленное отношение к творчеству. Правда, "остепенение" - стандартный путь к спокойной, налаженной, хорошо оплачиваемой работе. Разумеется, здесь нет абсолютной несовместимости: иногда удается совместить творчество с "остепенением". Примерно в 3-х случаях из 100.

Вопрос, таким образом, состоит в выборе: что предпочесть - нормальную жизнь или творчество? Ответить на этот вопрос может и должен только сам человек, подошедший к развилке.

Если Ваш сын выберет нормальный путь - что ж, никто его не упрекнет. Если же он предпочтет путь творчества, я обязан предупредить: это путь не очень выигрышный для идущего по нему человека. От творчества часто ждут "нормальных ценностей": карьеры, славы, успеха и т.д. Между тем, творчество убыточно для человека (и выгодно для общества) - см. легенду о Данко. Награда за творчество - само творчество... Это надо учитывать при выборе пути.

Одновременно с этим письмом я посылаю Вам учебно-методический материал по жизненной стратегии творческой личности. Посмотрите предисловие. Если будет желание - то и сам материал. Это уже не личное мнение, это точное знание.

Желаю Вам и Вашему сыну счастья.

P.S. Мой соавтор по работе о жизненной стратегии Игорь Верткин на днях оставил службу - чтобы иметь возможность участвовать в семинарах. Сейчас ведет занятия в Челябинске. Это я к слову. А хотел сказать другое: мы будем рады видеть Вашего сына на семинарах по TРИ3. Независимо от принятого им решения. Современная ТРИ3 сильно отличается от того, что есть в устаревших книгах. В частности, мы все чаще выходим за пределы техники: везде системы, подчиняющиеся одним законам.

ПИСЬМО 40
30.06.1993

Вы спрашиваете: понятна ли "Двойная спираль" читателю - не химику. Да, понятна. И в то же время статья имеет все шансы остаться непонятной. Прочитав статью, читатель не химик не сможет использовать её в качестве тризного инструмента.

Перед войной, мне попало в руки шикарное издание переводной книги американца Ассена Джорданова "Ваши крылья". Популярное изложение основ теории и практики "летания" на самолетах. Книга произвела на меня колоссальное впечатление - так здорово она была написана. Вскоре вышла вторая книга этой серии - "Артиллерия", написанная группой советских авторов. Впечатление почти нулевое: содержание добротное, но читать скучно.

Я был тогда мал и глуп. Дальше тривиального вывода, что бывают хорошие авторы и плохие авторы, не пошел. Вновь "лоб в лоб" я столкнулся с этой проблемой в середине 80-х годов, когда отрабатывал - в рамках РТВ - тему "Сочинение сказок" (мультфильмов). На этот раз я не мог не заметить ясную (почти для каждого тризовца) мысль: параметры конструирования сказки должны быть согласованы с параметрами воспринимающей части этой системы – сознанием читателя. К сожалению, почти все сказки были написаны с прекрасным игнорированием этого правила.

Несколько лет назад по телевидению пошел поток диснеевских мультфильмов. Я подумал: вот неисчерпаемый источник классных задач по РТВ! Вооружился бумагой и терпением. И стал анализировать подвиги диснеевских героев. И с ходу налетел. Зафиксированные задачи оказались неинтересными, а решения - неостроумными. Причина простая: диснеевские авторы специально рассогласовывают резонанс! Специально дают задачу в таком темпе, что читатель (зритель) не успевает критически их осознать. Благодаря этому создается имитация потока красивых задач и великолепных решений. Хотя на самом деле из десяти диснеевских задач девять не остроумны и не красивы.

Вот ответ на Ваш вопрос. Специальная статья не может без использования специальных механизмов быть понятной и интересной читателю-специалисту и читателю не специалисту. И сразу же возникает противоречие: специальные механизмы, обеспечивающие согласование, должны быть, и не должны быть, чтобы не делать материал громоздким.

Впереди - семинары по исследовательскому творчеству. Почему бы не использовать проблему в качестве учебной?

ПИСЬМО 41
15.04.1992

Можно ли считать патентный фонд достаточной основой при работе над УФЭ (Указатель физических эффектов - примеч.)? Мне кажется, патентный фонд – главная информационная база для любых "тризных" исследований. Конечно, встречаются ошибки и в патентах и авторских свидетельствах. Но не из-за сознательного "вранья" (как Вы говорите) изобретателей и экспертов. Тут, мне кажется, действуют свои закономерности. Например, часто идея решения появляется на свет божий не одна, а вместе с ворохом "вторичных" задач. Скажем, появилась идея строить газотеплозащитный скафандр на основе единого агента – жидкого водорода. Возникает "вторичная" проблема: каким образом измерить количество оставшегося в баллоне кислорода? Пока в баллоне был газ – контроль легко велся по падению давления (с 150 атм. до 1-3). Жидкий кислород свободно испаряется под постоянным давлением в 1 атм.: старый способ не годится... Таких "вторичных" задач набирается иногда более десятка. А потом появляются "третичные" задачи, возникающие на пересечении "вторичных" проблем. И т.д. Иногда "вторичные" и "третичные" задачи кажутся изобретателю неразрешимыми и потому бросающими тень на "первичную" проблему. Изобретатель умалчивает о них... Это и есть "вранье" (точнее – одна из схем "вранья").

ПИСЬМО 42
12.04.1992

Отвечаю на Ваши вопросы:

1. Кооператив "Метод", говорите Вы, выпускает Указатель ФЭ (физических эффектов - примеч.) объемом до 2 000 эффектов - и мы не сможем конкурировать с "Методом".

А зачем конкурировать с глупостью?! Когда-то в Волгограде, Горьком наращивали объем простых приемов. Списки были на 300, 500, 900 и более приемов. Толку не получилось. Вывод: дело не в количестве простых приемов. Теперь "Метод" повторяет свою ошибку, наращивая тысячи эффектов. В ТРИЗ другой подход: достаточно иметь несколько десятков эффектов (их роль - служить иллюстрациями, примерами); увеличивать надо не число приемов (эффектов), а глубину их понимания, глубину проникновения в процессы развития технических систем. Идеальный УФЭ - когда нет ни одного эффекта, а работают механизмы развития технических систем. [...]

ПИСЬМО 43
18.09.1980

Разбор решения задачи 15 (ТиН №6-1980).

2.1. Тут замечаний нет.
2.2. Тоже всё верно.

2.3. Здесь нужно записать два взаимодействия элементов конфликтующей пары:
а. Трубопровод (имеющий теплоизоляцию) обеспечивает движение жидкого кислорода (не пропускает тепла).
б. Трубопровод не обеспечивает регулирование количества проходящего через него кислорода.

Обратите внимание: уже здесь (пока еще не очень чётко) проявляется конфликт между двумя действиями. Нам надо, чтобы трубопровод задерживал тепло. Для этого пришлось окружить трубу толстым слоем теплоизоляции. Именно это мешает нам регулировать поток кислорода: теплоизоляция не дает возможности подобраться к потоку. А если убрать теплоизоляцию, прорвется тепло... Представьте себе, что Вам надо перелистывать страницы книги на сильном морозе. Снимешь меховую варежку (перчатку, рукавицу) - легко перелистывать, но рука замерзнет. Оставишь варежку - рука не замерзнет, но перелистывать страницы трудно...

2.4. Первая фраза у Вас верна, а вторая - нет. Надо так: "Даны жидкий кислород и теплоизолированный трубопровод. Теплоизоляция защищает жидкий кислород от тепла, но мешает регулировать поток".

3.1. Вы правильно выявили изделие и инструмент. Но затем совершили главную ошибку; сразу попытались дать ответ - как надо изменить трубопровод. У Вас возникла идея сжимать-разжимать стенки трубопровода - и всё, решение прекратилось! Дальше Вы подгоняли формулировки ИКР и ФП под эту идею... Но ведь сжимая и разжимая стенки, Вы используете газ, а газ несет тепло. Получается, что Вы регулируете поток, но зато теперь открыта дорога теплу... Не надо забегать вперед! При решении задач надо стремиться увидеть закономерности - ИКР и ФП, а ответ не убежит. Думайте только о чётких формулировках ИКР и ФП. Это, кстати, типичная ошибка на первых этапах обучения: стремятся получить ответ на задачу, хватаются за лервую показавшуюся приемлемой идею... и всё, АРИЗа нет, есть метод проб и ошибок! Думайте об АРИЗ, а не об ответе на задачу. Надо, чтобы формулировки были правильны. Тогда правильным будет и ответ. А если ответ окажется неверным - значит, виноват АРИЗ...

Совершав роковую ошибку, дальше Вы правильно отметили: даны два вещества, надо ввести поле. Или построить цепной веполь: разделить инструмент на два вещества и поле.

3.2. Вот видите: преждевременное решение, полученное на шаге 3.1, уже навязывает Вам свою волю; Вы говорите о гибком трубопроводе. А ведь решение еще не закончено, откуда же известно, что трубопровод должен стать гибким? Всё еще впереди: надо сформировать ИКР и ФП. ИKP должен звучать так: "Теплоизолированный трубопровод должен сам регулировать поток, сохраняя способность защищать поток от тепла".

3.3. Замечаний нет.
3.4. На шаге 3.1 Вы ушли в сторону. Теперь правильное решение пошло по другому пути:

а. Трубопровод должен иметь теплоизоляцию, чтобы защищать поток жидкого кислорода от тепла.
б. Трубопровод не должен иметь теплоизоляцию, чтобы можно было иметь доступ к потоку и регулировать его.

3.5. ФП: теплоизоляция должна быть и теплоизоляции не должно быть.

4.1. Разделим, прежде всего, противоречивые свойства в пространстве. Пусть трубопровод состоит из двух ветвей - с изоляцией и без изоляции. Там, где есть теплоизоляция, все будет по-прежнему. А там, где теплоизоляции нет, жидкий кислород легко превратится в газ (значит, в эту ветвь надо отвести очень небольшую часть жидкого кислорода). Этим газом можно легко регулировать поток - как задвижкой (только газообразной), сильнее или слабее нагревая открытую ветвь трубопровода.

Обратите внимание: мы построили цепной велоль - разделили трубопровод на два "вещества" и используем бесплатное тепловое поле окружающей среды.

Ответ: а.с. 598 030: Способ регулирования расхода жидкости путем отвода
части потока и ее возврата, отличающийся тем, что с целью повышения точности регулирования отведенную часть потока жидкости нагревают.

ПИСЬМО 44
07.09.1966

Оттиски я получил, прочитал, могу сказать о впечатлении.

Главное: работа хорошая и полезная. Отдельное издание такой работы могло бы ощутимо повысить читательский уровень понимания фантастики.

Отдельное издание тем более желательно, что в рамках "Истории романа" историю советской фантастики пришлось привязывать именно к роману. Теория фантастики пока еще состоит из "белых пятен"; в этих условиях трудно выделить только судьбу романа. Вы говорите, что "именно емкая романная форма позволяет в самом деле всесторонне охватить..." (кн. 1 -368). Я понимаю, что это вызвано спецификой книги. Ибо роман в наше время перестал быть главным (лучшим, типичным) представителем фантастики. В 20-е годы, когда преобладала приключенческая фантастика, роман действительно был основной формой: приключенческое действие нельзя разогнать на короткой дистанции новеллы. Но потом, как Вы сами отмечаете, внешние приключения стали вытесняться приключениями мысли.

В девяти случаях из десяти приключения мысли нельзя воплотить в романе, приключения мысли требуют новеллы или короткой повести. Многие неудачи с романами именно этим и объясняются. И впоследствии фантасты нашли способ постройки романоподобных сооружений из отдельных новелл. Можно вспомнить хотя бы "Я, робот" и "Марсианские хроники". Для "Звездных королей" (внешние приключения) отлично годилась традиционная форма романа. А для приключений мысли в "Я, робот" уже потребовалась цепь новелл.

В свое время мы начинали "Балладу о звездах" в традиционной форме. И убедились, что форма решительно не вяжется с содержанием. В конце концов, мы сделали "Балладу", соединив три рассказа. Из цепочки рассказов состоит и "Возвращение" Стругацких.

Если взять множество неудачных романов 50-х и 60-х годов, закономерность можно проследить четко: романы и повести оказываются непомерно растянутыми (и потому безнадежно испорченными) рассказами.

Приключения современной мысли столь сложны и нелегки для читательского восприятия, что нельзя дать "сплошной" роман. Ефремов в "Лезвии бритвы" попытался разбавить приключения мысли приключениями, гм, тела. Опыт был неудачей. Будь "Лезвие" цепью новелл, могла получиться очень сильная книга.

Я отнюдь не хочу сказать, что "чистый" роман в фантастике умер. Просто сейчас главным и лучшим представителем фантастики стали новеллы и их комплексы. Было бы чрезвычайно интересно проследить процесс "смены власти".

Но тут надо сказать еще об одном факторе. На процветание (или застой) той или иной литературной формы громадное значение оказывают авторское право и изобретательская практика. За романы, научно говоря, много лучше платят. К сожалению, наше литературоведение никогда не замечает огромного влияния материально-организационных факторов. Сочиняются сложные версии, чтобы объяснить те или иные явления, исходя из теории социалистического реализма, хотя надо просто обратиться к реализму рубля.

Вернемся к Вашей работе. Ваш очерк истории фантастики написан с пристрастием. На мой взгляд, это достоинство. Однако, временами Вы сами себе противоречите. Так, в кн.1 -681 Вы критикуете Казанцева А. и Трублаини И. за "перебор" (...субзвуковые скорости для рельсового транспорта и технически невозможны и нерентабельны) и отмечаете мудрую осторожность Ефремова И., который "предусматривает на своих опоясывающих земной шар кольцевых дорогах скорости всего в несколько сот километров -это разумный предел для самого фантастического колесного движения." Но в кн.2 -373 Вы сами говорите: "Закономерно, а не случайно, что великие фантасты прошлого и нынешнего века Ж.Верн и Г.Уэллс несравненно чаще ошибались именно тогда, когда пытались удержаться на "грани возможного" для современной им техники". Закономерность остается закономерностью: к сожалению, А.Казанцев прав, а И.Ефремов ошибается. Рельсовый транспорт уже перешел (в экспериментальных образцах) на воздушную подушку; тут возможны и выгодны именно субзвуковые скорости.

Вообще, оценки "можно" и "нельзя" заслуживают осторожного обращения. 0 "машине обратного тока" Вы говорите: "Абсурдность "изобретения" была очевидна для каждого, способного сменить перегоревшие пробки" (кн.1 -483). Я умею менять пробки, но не считаю эту идею абсурдной. Сама машина, подобно гиперболоиду, пустой звук. Применяя терминологию Г.Гуревича, мы имеем - в обоих случаях -плохую мечту о средствах при хорошей мечте о цели. Концентрированный световой луч был получен не с помощью гиперболоида, а принципиально иным путем. Так будет и с намагничиванием на расстоянии.

Даже самые неверные идеи заслуживают доброго отношения. Ведь "абсурдность" жюльверновской "Колумбиады" тоже ясна. Но эта неправильная идея дала толчок правильным работам Циолковского.

Может возникнуть вопрос: что же, любая идея хороша?

Оценка идей - каверзное дело. Даже идеи, возникшие из-за неграмотности автора, могут содержать в себе "нечто". Вот, в кн.1 - 661 сказано: "Когда реактивные сани трогаются без звука, это сразу же выдает элементарное незнакомство Г.Гребнева с реактивными двигателями". Верно, выдает. Но когда я читал эти строки, у меня возник вопрос: а почему бы и в самом деле не сделать реактивный двигатель бесшумным? Шум - свидетельство несовершенства. С шумом реактивных двигателей уже сегодня пытаются бороться. Идеальная фотонная ракета будет бесшумной. Определенно, здесь что-то есть! Да, Г.Гребнев допустил ляпсус. Но этот ляпсус стал сегодня научной фантастикой: научной - ибо возможно, фантастикой - ибо пока нельзя сказать как.

Мне кажется, оценка идей облегчится, если анализировать фантастику не "вообще", а на уровне поджанров. В фантастике их десятка полтора и в каждом - свое соотношение между наукой и вымыслом, между "можно" и "нельзя". У Брэдбери и Шекли полным-полно "бесшумных реактивных саней". Но это психологическая фантастика; тут вполне допустима даже бесшумная музыка. А когда у Л.Обуховой ("Лилит") замечают приближение к планете болида, это уже худо, ибо болид - метеорное тело, взорвавшееся в атмосфере. И совсем худо, когда коварный болид, упав, наконец, на планету уничтожает всю атмосферу... кроме той, что на вершине гор. У Обуховой все это происходит в ситуации, которая должна быть достоверной (рассказывается о судьбе цивилизации на планете, куда прибыли инозвездные астронавты).

Существует явление, которое я бы назвал законом перехода идеи (темы). Новая идея чаще всего возникает в поджанре "фантастика как метод". Ее считают вненаучной. Она и в самом деле выглядит довольно наивно. Через некоторое время идея переходит в другой поджанр (как электрон - на другой уровень) - научно-фантастический. Тут уже идея приобретает нф-обоснование. Иногда идея даже "заскакивает в поджанр "нф-гипотезы", где требуется вполне солидное (почти на научном уровне) обоснование. Затем идея переходит в ведение социальной (иногда -философской) фантастики, рассматривающей реальные следствия (тут должна быть сохранена научность), или политической фантастики, рассматривающей гротескные следствия (научность не нужна). А завершается все переходом идеи в поджанр юмористической фантастики, где научность не только не нужна, но даже вредна.

Разумеется, это лишь одна из схем. Идея может возникнуть и где-то "на середине пути"; переходы будут короче. Вообще, идеи - лихой народ, они часто нарушают правила движения. Но правила есть.

Можно привести много примеров. Скажем, машина времени. Научно-фантастической "Машине времени" предшествовали условно-фантастические "Аргонавты времени" Уэллса (не помню точно название. Публиковалось в "Доне", 1966, № 1). Потом идея машины времени перешла в ведение фантастики философской и политической. А в наши дни идея доживает на жилплощади юмористической фантастики. Идея существования "соседнего мира" в четвертом измерении родилась как условно-фантастический прием. Теперь эта идея мучительно пытается перескочить на нф-уровень.

Идея анабиозного путешествия в будущее, пройдя условный и научно-фантастический уровни, достигла сейчас уровня нф-гипотезы ("Записки из будущего" Н.Амосова). Было бы интересно написать статью, тщательно проследив эволюцию какой-нибудь идеи.

Впрочем, опять-таки вернемся к Вашей работе. В рамках истории советского романа, видимо, пришлось рассматривать развитие советской фантастики в отрыве от западной фантастики. Между тем, многие явления в нашей ф-литературе нельзя объяснить без учета тлетворного (а равно и не тлетворного) влияния Запада. Новая эпоха в истории советской фантастики и умирание немцовщины объясняются не только появлением "Туманности", но и открытием (для писателей, а затем и для читателей) западной фантастики, которой при всех ее недостатках присущ размах. До "Туманности" были опубликованы "Сокровища Громовой Луны". В 54-м году, на густом фоне немцовщины, они прозвучали ошеломляюще. А после "Туманности" появилось "Сердце Змеи" - как возражение на "Первый контакт" Лейнстера. Потом "Исследовательский отряд" и "Универсальный язык" (в альманахе, 1959), потом -сборники... и пошло.

История нашей фантастики была бы совсем иной, если бы в течение долгого времени не было искусственного барьера. Публиковалась, например, масса "кибер-произведений", основанных на неясности программирования роботов. И с громадным опозданием мы прочитали "Я, робот" - с тремя законами. Во "Внуках Марса" робот бросает своего хозяина, чтобы спастись самому. Теперь такие ситуации просто невозможны. Читатель скажет: а почему конструктор не запрограммировал что-то вроде первого закона?

Наша фантастика долго была в анабиозе. И проснулась незадолго до кризиса. Эпоха, начатая в 57-м году "Туманностью", при нормальном развитии должна была бы кончиться еще в 50-м.

В пятидесятые годы в огромной мере изменился характер науки. Передний край науки почти полностью вошел в область сложнейших и весьма умозрительных построений. Когда-то, например, фантастика могла выдвигать новые идеи о марсианских каналах. Читатель это понимал: каналы есть каналы, это доступно. Теперь наука не занимается каналами: еще несколько лет - и ракеты сфотографируют поверхность Марса "в упор". Мысль ученых занята проблемами внегалактических туманностей, необычных радио-объектов, сверхзвезд. Но читатель, с детства подготовленный к восприятию каналов, совершенно не готов к понимаю нф-идей, находящихся на уровне (а тем паче - выше уровня) современных астрономических идей.

У меня была отличная нф-идея о квазарах, сверхзвездах. В конечном счете она сводилась к тому, что мы видим корму (зеркало) чужой фотонной ракеты. Эта была очень изящная идея, разработанная на уровне нф-гипотезы. Я включил ее в "Порт Каменных Бурь"... и потом убрал. Дело в том, что из 1000 читателей только один слышал о квазарах (хотя для астрономии сегодня это почти главная проблема). Придется сначала подробно объяснять - что такое квазары и какие на сей счёт есть гипотезы. И потом уже выложить свою новую гипотезу. Икс плюс дельта-икс. Икс слишком велик, чтобы читатель еще воспринял и дельта-икс. Психология. Получив кучу новых и интересных сведений, читатель уже не воспринимает тонкости еще одной (придуманной автором) гипотезы.

Так и в физике (где вместо квазаров наука решает проблему кварков). И вообще везде. Чтобы выдать полноценную нф-идею, нужно сначала долго и нудно подтягивать читателя к переднему краю, излагая уже известное, и только после этого выдавать новую идею. Зная, что она уже не прозвучит.

Западная фантастика раньше подошла к этой проблеме. Основная масса писателей спокойно плюнула на науку и занялась приключениями ("Звездные короли"), фантастической критикой существующего общества (Шекли), мечтами о тихой космо-идиллии ("Марсианские хроники"). Или популяризацией научных тылов (Кларк).

У нас это понимают не все. Дорвавшись до западной фантастики, готовы проглотить любую чепуху. И вот после "Я, робот" публикуются пошлейшие "Космические течения" или "Торговцы космосом".

Но писатели не могут не ощущать эффекта убегания науки. Посмотрите, как быстро идет эволюция Стругацких.

Многим кажется, что "поворот задом к науке" означает увеличение литературного мастерства. Да, на первых порах, отказавшись от загляда в будущее, от выработки новых идей, писатель волей-неволей должен "напирать" на литературу. Но очень скоро обнаруживается, что нельзя художественно достоверно написать большого ученого (и вообще большого человека) без больших и новых нф-идей. И тогда начинается отступление. Стругацкие пишут сказку для младших научных сотрудников. Ларионова бичует нехороших американских космонавтов.

История последних 10-15 лет в фантастике -драматична. Впрочем, я верю в возможность и необходимость преодоления кризиса. Фантастике не выродиться в "чистую" литературу (хотя в рамках фантастики и впредь будет поджанр "чистой", условной фантастики), не стать литературным и интеллектуальным опиумом для народа (бесчисленные произведения с машинами времени, пришельцами, космическими войнами).

Пути преодоления кризиса существуют. Но это другой разговор, тут уже не история.

Я изложил соображения, связанные с развитием Вашей работы. Что же касается самой работы, то она, повторяю, хорошая и полезная. По причине дикости я не умею говорить комплименты. Надеюсь, Вы меня правильно поймете. У меня не было намерения поучать или навязывать свою точку зрения. Просто я высказал соображения, которые могут пригодиться.

Желаю Вам успехов.

ПИСЬМО 45
31.03.1983

Прилагаю замечания по решению задачи на морфанализ.

Главное в морфанализе - выбор осей и запись элементов по осям. Тут всегда есть опасность что-то потерять: ось или элемент. Чтобы предотвратить потери, можно использовать вепольный анализ.

Простейшая запись процесса проверки на герметичность выглядит так:

 Или

Освещаем (П1’) объект и видим (П2)  трещину (В1) или вытекающую из нее жидкость (В2).   Здесь уже намечается небольшой морфящик: виды П1 (это не обязательно оптическое поле), состояние В2 (это не обязательно жидкость). Но исходную формулу можно усилить, введя добавки (В3) в жидкость:  


В3 - например, люминофор или феррочастицы

Главное - усилить поле на выходе. Следовательно, нужны усиливающие воздействия на все звенья цепи. Можно использовать физэффекты, связанные с В2, например, действие поля П2 на В2. Вода, скажем, может быть в перегретом состоянии, тогда она "вскипит" при выходе из трещины. Поле П2 может быть и механическим: колебания, резонанс - всё это поможет воде активнее проходить через трещину. Возможно введение поля П3 действующего на B3 и усиливающего П1
                                                      
Введение веществ и полей - это хорошо (усиливается система) и плохо (усложняется система). Поэтому желательно вводить, не вводя. То есть, например, использовать уже имеющуюся внешнюю среду В4. Получаем:



Теперь можно составлять морфящик с уверенностью, что основные оси не пропущены. Мы знаем, что должны быть минимум три вещества (В2, В3, В4) - это три оси. Знаем, что есть еще три оси - возможные взаимодействия между веществами. Знаем, что могут быть "задействованы" поля П>1, П2, П3 и физэффекты (П2 - В2), (П1’ - П1”), (П3 – В3 – П1). Углубляя морфанализ, можно, например, ввести действие П4 на В4.

 

 


ПИСЬМО 46
12.04.1987

Вы правы: преподавать ТРИ3 трудно...

Я машинально добавил, образуя ФП: и легко. Сначала мне показалось, что это игра слов, не больше. Потом сообразил: а ведь именно так - трудно и легко! Любой предмет можно преподавать "трудно", а можно "легко", т.е. на халтурном уровне. Взять хотя бы школьную литературу; в 999 случаях из 1000 её преподают "легко". Да что литература! Вот насаждаемый сверху курс МТТ: поверхностный обзор, общий треп, материал не меняется... Я вспомнил мартовскую передачу ЦТВ "Требуется идея". Час Попов мельтешит на экране, а попробуйте вспомнить хотя бы одну мысль! Так руководить решением задачи, так преподавать - очень легко (И результаты нулевые: час беспомощно возились с путанкой из трех задач и закончили тем, с чего следовало начать - уточнили, что ситуация распадается на три разные задачи).

ТРИЗ нельзя преподавать на халтурном уровне: ТРИЗ навязывает правила бесхалтурного мышления. Все остальные человеческие занятия можно вести и на халтурном уровне (За исключением, например, хождения по канату - попробуй, похалтурь...). Закон развития здесь прост. Новая профессия рождается на бесхалтурном уровне; потом появляются желающие подхалтурить... и побеждают. Курс МTT (т.е. преподавание ТРИЗ на халтурном уровне) победит ТРИ3... Выход один - переход в надсистему (от ТРИЗ к ОТТ, общей теории творчества). Снова будет трудно преподавать...

Р., бакинский тризовец, как-то попросил у меня список литературы: "Чтобы читать меньше, а пользы получить больше". Я составил такой список. Для начала (М. был явно разочарован, когда услышал, что это только начало). Посылаю Вам копию списка. Разумеется, это не единственно возможный список. Просто когда-то я набрёл на этот принцип: история и литература читаются в системе. Результат, на мой взгляд, на порядок выше, чем при чтении только литературы.

ПИСЬМО 47
28.08.1986

В Челябинске у нас был разговор об исследовательской теме для Вас. Обсуждение этого вопроса я продолжил в Баку - с В. Пришли к выводу, что наиболее интересная тема - Принципы построения творческого коллектива. К разработке этой темы на днях приступает Игорь Михайлович. Тема целинная. Нужно собрать первоначальную информацию и сформировать первую концепцию творческого коллектива. В. начал с А.Дюма: в "Трех мушкетерах" и вообще в "мушкетёрской" серии описан "творческий коллектив", причем описан детально и в развитии... Вероятно, есть и другие книги "на тему": "Педагогическая поэма" и "Флаги на башнях", например. Вести исследование творческого коллектива можно на разных уровнях: от небольшой группы до почти общества (утопические поселения).

Если эта тема Вас интересует, Вы могли бы вести ее разработку самостоятельно, обмениваясь мнениями с В. - в переписке. В. только на пятилетку старше Вас, подходящее, на мой взгляд, сотрудничество. Надо провести - за полгода - предварительные изыскания по теме, подготовить статью (статьи) в одну из проектируемых петрозаводских брошюр.

Если тема по тем или иным соображениям Вам не подходит, напишите, поищем что-нибудь другое.

Попутно отправляю информацию по самоподготовке.

ПИСЬМО 48
28.11.1987

В ТРИЗ три "фронта" (три развивающиеся подсистемы): собственно ТРИЗ (теория решения технических творческих задач, теория делания технических изобретений), ТРТЛ и методика преподавания ТРИЗ-ТРТЛ. На первом "фронте" - временное затишье. Мы набрали инструментов на 500-700 учебных часов, а программы у нас в 3-10 раз короче. Аналогичная ситуация скоро сложится и на "фронте" ТРТЛ: готовим пособие на 300-400 страниц с ЖСТЛ-3. Какой смысл сейчас главные силы направлять на разработку новых инструментов ТРИЗ-ТРТЛ, если простаивает 2/3 уже имеющихся инструментов?..

Затишье, конечно, временное, на несколько лет. И незаметное, поскольку идет бурный процесс орг-распространения "основного ядра" ТРИЗ, ТРТЛ. Но пока существует это затишье, надо выйти в надсистему. Если нельзя – из-за медлительности внедрения – бурно развиваться на уровне системы и ее подсистем, надо перейти вверх – в надсистему. Прорваться хотя бы "в прихожую" общей теории решения любых творческих задач. Для этого, прежде всего, надо научиться везде видеть иерархические системы, везде видеть их развитие, везде понимать, что такое "увеличение идеальности", везде видеть противоречия, везде знать основные приемы преодоления противоречий (М., на мой взгляд, потому и потерпел неудачу, что механически перенес понятия ТРИЗ – вплоть до "веполя" - в искусство. Нужно сначала "перевести" эти понятия, выяснить – что в них сохраняется и что изменяется при переходе от техники к биологии, истории, искусству и т.д.). Что такое, скажем, система в балете? Что такое противоречие в географии? Что такое идеальность в биологии? И т.д. Если удастся провести такую ближнюю разведку, можно будет планировать разведку более глубокую.

Нечто подобное произошло в ТРТЛ. Накапливались "разведданные", потом за пару лет был осуществлен глубокий прорыв. С учетом этого опыта я и хочу провести разведку путей перехода к общей теории решения любых творческих задач. Срок первого рейда невелик, поскольку ограничен объем работы, поставлена локальная цель. Вся же работа - построение основ общей теории – займет многие годы… Но когда-то надо сделать первый шаг.

ПИСЬМО 49
14.11.1987

…Продвижение возможно в трех направлениях:

  1. Привлечением нового биографического материала;
  2. Углублением анализа с позиций ТРТЛ;
  3. Применением … ТРИЗ (ТРТС).

О первом направлении ничего не могу оказать - об Алонсо я услышал впервые. Насчет второго направления уже написал Игорь Вёрткин. Остается третье направление. Есть система - текст «про Алонсо». Попробуем перейти к би-системе, объединим текст с другим текстом – «про ТРТС». Введем 5-10 вставок:

  1. Что такое «система» (в хореографии);
  2. Что такое «развитие системы» (в хореографии);
  3. Что такое «повышение степени идеальности системы» (в хореографии);
  4. Что такое «противоречие» и «приемы устранения противоречий»
    (в хореографии).

Список примерный: что-то можно убавить, что-то добавить («степень динамичности»?). Это выяснится по ходу дела.

Всё - на «хореографических» примерах.

В моей повести «Третье тысячелетие» есть такие строки: «…кристалл с записью «Poй Девис поет забытые космические песни». Рой поет, аккомпанируя себе на гитаре, прерывает пение и говорит о старых космонавтах, снова поет, иногда поясняя технические термины. Это и в самом деле здорово, отличный кристалл...» У меня нет сомнений: появление второго ряда сделает текст объемным, даст ощутимый выигрыш.

(Кстати, не обязательно строить второй ряд на примерах, относящихся к Алонсо. Достаточно, чтобы примеры были «хореографическими» вообще).

Я напишу […] и попрошу сделать аналогичную работу в медицине. Напишу […], попрошу провести такой же поиск в музыке. И еще кому-нибудь напишу (надо подумать). В целом будет комплексная разведка перехода (самая первая разведка самого первого перехода) от ТРИЗ к общей теории решения творческих задач (общей теории развития любых систем).

Термины - коварная вещь: можно годами добиваться ненужной точности. В нашей разведке главное - примеры. Термины достаточно дать на «бытовом» уровне. Чтобы было, понятно слушателям.

[…] мне кажется, именно здесь (в переходе от ТPTC к основам общей теории) пройдет главная линия развития TРИ3 в ближайшие годы. TРИ3 в узком смысле слова (как теория решения ИЗОБРЕТАТЕЛЬСКИХ задач) уже избыточна: инструментов для решения больше, чем мы можем их использовать. ТРТЛ близка к «насыщению»: появится ЖСТЛ-3 и это будет устойчивый рубеж на несколько лет. Новый прорыв должен быть связан с подходом к общей теории сильного мышления. […]

Видимо, в хореографии можно выделить разные базисные системы. Возможно, это глупость, но тянет к исходной системе «танцующий человек». Кажется, это интереснее системы «танец». Тогда легко понять, что такое би-система, полисистема, подсистема (движения рук, ног). Скорее всего, мои рассуждения - чушь. Я просто хотел отметить, что очень важно удачно выбрать «систему» и что системы могут быть разные.

ПИСЬМО 50
19.09.1989

ДЦ (Достойная Цель – прим. Комарчевой Л.Д), конечно, формируется не сразу, Вы правы. В эксперименте достаточно, чтобы появились (проявились) первые признаки зарождения ДЦ. Начать можно, например, с относительно простых упражнений:

«Вот три цели. Предположим, вам предстоит выбрать одну из них. Какую цель вы выбрали бы? Почему?» Домашнее задание с последующим разбором. Другое упражнение: «Вот три ДЦ. Предложите четвертую ДЦ - более привлекательную. Почему вы считаете четвертую ДЦ более сильной?» Еще упражнение: «ДЦ надо выбирать где-то в школьном возрасте. А реализовывать этот выбор придется лет 20 спустя (я имею в виду «пик реализации», решающий бросок к цели). Значит, нужно как-то использовать эти 20 лет. Готовиться? Но как именно? Как «привязать» подготовку к сравнительно далекому будущему?»

И так далее. Я бы назвал этот метод гриппозным: если долго вертеться в гриппозной среде, почти наверняка заразишься… Надо поместить слушателей в среду проблем, связанных с ДЦ. Пусть решения тех или иных упражнений будут не слишком удачны; важна заразная среда.

Мне кажется, наиболее подходящая аудитория – школьники (8-9 класс). Или инженеры 30-35 лет. Совет: попробуйте составить две серии упражнений с ДЦ – для этих групп. По 10-12 упражнений в каждой серии. И не бойтесь дилетантизма: разработка нового всегда кажется дилетантской. На первых порах.

ПИСЬМО 51
09.12.1981


1. Никому не придет в голову привести человека на стадион и сказать: "А прыгни-ка ты на два метра или выше..." Все понимают: надо учиться прыгать. Никому не придет в голову вывести человека на ринг и сказать: "А влепи-ка ты этому Кассиусу Клею..," Все понимают: надо учиться влепливать. Почему же можно сказать человеку: "А нафантазируй-ка ты что-нибудь такое..." Надо учить фантазированию! Требовать можно лишь в той мере, в какой человек обучен приемам, методам, теории.

Вот "проект" Р.Г. и А.Р. (Сборнпк-77, стр.10). Предложено на кораблях добывать металлы электролизом морской воды: "Дешевую энергию можно будет получить, если к кораблю присоединить водяную турбину. По ходу корабля она будет вращаться и вырабатывать ток." Да, турбина (точнее - турбогенератор) будет вырабатывать ток, но - поскольку существует закон сохранения энергия - не бесплатно, а за счет дополнительной энергии, расходуемой движущимся кораблем. И... втридорога - поскольку вводится ненужное дополнительное преобразование энергии; выгоднее сразу отбирать энергию у двигателя, чем вводить преобразование "двигатель – турбина".

Авторы "проекта" - в 8-м классе, а в учебнике физики 6-го класса объяснено, что энергию нельзя взять ниоткуда, дано понятие о потерях при преобразованиях энергии, приведен даже проект вечного двигателя. Разница между фантазированием (даже самим плохим) и бредом в том, что бред не считается с законами природы. При фантазировании допустимо только сознательное нарушение закона, если это надо для мысленного эксперимента ("Предположим, скорость света уменьшилась в миллиард раз; тогда..." и т.д.). Если считать "проект" этих учеников фантастикой, то лучшая фантастика это: дважды два - пять... Невежество - не фантастика!

Никому не придет в голову дать необученному человеку скальпель и сказать: "А хирургни-ка ты этого больного..." Мыслительные операции нисколько не проще операций хирургических. Разница только в том, что мысль не кричит, когда ее кропают по живому...

2. С 76-го года я веду в "Пионерской правде" страничку по изобретательству. Значительное место отводится фантазированию. Основной контингент - 4-7 классы. Но за последние годы в конкурсах принимает участие старшеклассники, порой - студенты, даже инженеры. Каждый конкурс - 3-4 тысячи писем. За год 20-25 тысяч. Так что у меня есть с чем сравнивать фантастические проекты. Продукция ребят из школы-интерната №12 - на уровне обычной продукции необученных ребят, впервые подключающихся к участию в конкурсах. Нулевой уровень. Но мы даем в газете разбор типичных ошибок, объясняем некоторые приемы, рассылаем книги по теории решения изобретательских задач. Ребята быстро выходят из сферы действия "Пионерской правды", но все-таки часть ребят мы успеваем чему-то научить. В их работах реже встречаются грубые ошибки. Ребята начинают сознательно применять приемы, у них появляются некоторые критерии "хорошести" и "плохости" идеи и т.д.

Я посмотрел: есть ли развитие фантазии у ребят из клуба? Ю.Ш. "Звезда" клуба - больше проектов, чем у других; приведены проекты с 9-го класса по 3-й курс института. Пять лет, причем в возрасте, когда правильное обучение очень интенсивно меняет мышление. Фантазия же Ю.Ш. явно регрессирует. Лучшая идея ("Земля становится тяжелее", Сборник-77, стр. 11) относится к девятому классу. Два года спустя идея повторяется: "нет постоянной массы" превратилась в "нет постоянной оси вращения" (Сборник-79, стр.22); фантазия перерождается в штамп (можно продолжить: "Нет достоянной орбиты" и т.д.).

Сравнивал я и "проекты" других ребят: развития фантазии нет.

Вывод по пунктам 1-2
Фантазирование - сложный вид мышления. Научить фантазировать - значит научить приемам, методам, теории, иначе вместо фантазии получается псевдофантазия типа: "А я предлагаю, чтобы дважды два было пять!.."

3. Mиp устроен системно. Кошка - это система. Корабль – система. Полк солдат – система. Теория относительности - система. В системах изменение одной части влечет за собой изменение других частей. Фантазия - операция мысленного изменения той или иной системы. Поэтому фантазия должна учитывать системность мира. Выдвинуть фантастический проект - значит предложить такое изменение одной части системы, которое не повлечет за собой резкого ухудшения других ее частей.

Вот я выдвигаю фантастический проект: "хорошо бы методами генной инженерии вывести расу людей с шестью ногами - пусть будет запас ног на возможный несчастный случай". Лишние ноги пригодятся и для быстрого передвижения (может быть, не нужны будут автомобили - вот радость какая!). Выигрыш виден сразу. Но изменение "ходовой части" системы "человек" вызовет отрицательные изменения в работе других частей этой системы. Резко увеличатся нагрузки на сердце и на органы пищеварения. Усложнение генной записи в хромосомах резко увеличит число хромосомных заболеваний. И т.д. "Проект" лопается как дальний пузырь.

"А что если сделать так?" - еще не мыслительный продукт. Для получения продукта надо преодолеть противоречие: "Сделав то-то можно выиграть в том-то. Но как при этом не проиграть ни в чем другом?"

4. Мир развивается по законам диалектики. Возникновение противоречий и необходимость их преодоление - закон развития. Творчески мыслить (в частности, фантазировать) - значит выявлять и преодолевать противоречия. Эта одна из главных линий обучения в "Пионерской правде". Понятие о противоречии доступно даже ребятам начальных классов. Системность мира, возникновение и преодоление противоречий - с этим сразу следовало познакомить авторов фантастических "проектов". Тогда они видели бы - почему плохи многие "проекты".

Вот "проект" защиты среды от вредных газов и пыли (Сборник-77, стр.23) - предложено использовать коронный разряд. Электростатические фильтры - гигантские установки, а они предназначены для сравнительно простого дела - зарядить пыль. Для этого достаточно ионизировать очень небольшую часть потока. Если поставлена задача ионизировать газовые примеси, придется ионизировать весь газовый поток или почти весь. Энергии потребуется очень иного. Нельзя считать инженеров дураками: они давно ввели бы такую очистку, если бы не низкий к.п.д. и потребность в огромном расходе энергии.

Аналогичная беда с "проектом" использования выхлопных газов (Сборник-77, стр.10). Я не касаюсь множества физических просчетов и ошибок. Важно главное: переход на закрытую систему резко снизит полезную мощность двигателя, недопустимо усложнит конструкцию. Люди загрязняют среду не потому, что они, люди, кретины и не видят преимуществ закрытой системы. Видят! Но они не знают - как преодолеть противоречия, связанные с переходом на закрытую систему. Даже простое усиление глушителя "съедает" уйму энергии - это известно каждому мальчишке, имеющему мопед.

Выводы по пунктам 3-4

Первое, чему следует научить ребят, это - видеть, что мир системен (материален), а развитие его - диалектично. Практически это означает; чтобы генерировать фантастические проекты, надо видеть и преодолевать противоречия.

5. В предисловии к Сборнику-77 сказано: "Шутливым девизом клуба стали слова "Лучше сызнова изобрести велосипед, чем не изобрести ничего" Неудачная шутка! Да и не шутка это - большинство "проектов" пересказывает старое. "Использование энергии приливов" (стр.9), "Использование вулканов" (стр.9), "Использование морского прибоя" (стр.21) - всё это тысячи раз было в научно-популярных книгах" статьях, фильмах. Я это читал в переведенной еще в 20-е годы книге Гюнтера "Энергетика будущего".

6. Изобрести сызнова велосипед - полбеды, поскольку велосипедом не стыдно пользоваться и сегодня. Но вот изобрести в наши дня волокушу или что-то в этом роде - это уже беда. Между тем в клубе переизобретают не велосипеды, а именно волокуши. […]

7. Несоизмеримо лучше ничего не изобретатъ, чем переизобретать волокушу (Аналогия для ясности: лучше ничего не сочинять, чем быть графоманом). Если человек не хочет переизобретать известное, значит, он сделал первый шаг к пониманию сути дела: понял, что сначала надо получить информацию о том, что уже сделано, а потом шагнуть вперед. "Изобретай велосипед" - поощрение невежества, нежелания и неумения узнавать то, что придумали и сделали до тебя.

Общий вывод
Учить по принципу "фантазируй как придется" - вредное дело. Положительных результатов нет, отрицательные есть. Невольно поощряется невежество. У ребенка создается впечатление, что можно вот так запросто придумать то, что не придумали тысячи и тысячи взрослых. Отсюда неизбежность разочарования и поражения при столкновении с настоящей творческой работой.

Дело вредное, но не очень. Запас природной устойчивости у современного ученика очень велик. Без заметного вреда для организма ученик выносит массу ненужного. Вынесет он в обучение по принципу "Давай, фантазируй!"

Инженеров учат ТРИЗ (теории решения изобретательских задач), во всех технических вузах Украины ввели основы этого предмета. Вопрос нескольких лет - повсеместное обучений ТРИЗ. Следовательно, обучение ТРИЗ должно быть положено и в основу развития творческого воображения учащихся. Надо учить приемам, методам, теории творческого мышления.

ПИСЬМО 52
28.05.1981

Получил Ваше письмо от 21/5 (вчера). Поздравляю с успешным выпуском и удачным семинаром. Да, 17 плюс 42 — это хорошо: из 42-х человек Вы скомплектуете второй курс даже с некоторым запасом.

С Шеломком и его «трудами» Вы поступили красиво — идеально точно, можно этот способ патентовать…

С того момента, как Шеломок написал мне, что ему за сорок и он не может больше ждать, я понимал логику дальнейшего. Это ведь типовая ситуация. Вот П., которого Вы согнали с трибуны… П. придумал РАНТ: ТРИЗ плюс система физкультурно-гигиенических мероприятий для активизации труда научных работников. П. был в Баку, я его спросил: Вы преподаете ТРИЗ? Нет, ответил он, я еще готовлюсь к этому. Вы специалист по гигиене, физиологии и пр., спросил я. Нет, ответил он. И всё стало ясно: не специалист по А, не специалист по Б, но если смешать А и Б, то… специалист… Шеломок пытался без особого труда сделать «труды» по ТРИЗ — не получилось. Тогда был придуман РАНТ… виноват КМ (СПРИНТ, обобщенный АРИЗ и т. д.). Теперь можно резвиться в этом КМ…

С одной стороны, это – неизбежно. «Метод рантирования» (точнее «метод превращения в рантье») — это типичная тенденция науки, особенно современной, когда за «науку» платят и вовсе не жгут на костре. Но официальная наука имеет и защитные барьеры: есть высокие официальные инстанции, откуда может воспоследовать гром-молния. А у нас ничего подобного нет. Кстати, отсюда и вечное стремление ЦС ВОИР иметь 30 (или 300) методик вместо одной ТРИЗ. Разделяй и властвуй.

Таким образом, высокий уровень «рантирования» неизбежен. Но бороться как-то надо. Хотя ужасно жалко тратить время на копание в этом д… Видимо, надо составить справку в духе трех Ваших пунктов: нет предмета для дискуссии. Дискуссия — голубая мечта Шеломка (и любого рантиста): вот, серьезно обсуждают то, что я сделал, значит, я на коне…

Примеров применения в работе о КМ нет не случайно. Примеры покажут, что работает все та же ТРИЗ, но в виде осколков. Как у Половинкина: шел псевдонаучный трёп, а когда дело дошло до примера, то оказалось, что это старые изобретения С. — дипломная работа в АзОИИТ по ТРИЗ…

Я недели три-четыре подожду: мне хочется посмотреть, кто и как реагирует на КМ. А потом надо сделать справку. Тут мне придется использовать Ваши критерии. Если разрешите — я просто процитирую ИХ один к одному. С ссылкой, конечно.

Законы развития подлости (тоже система!) толкнули Шеломка на следующий шаг: он допытался «захватить» рубрику в ТиНе. Рубрика эта весьма нелегко пробивалась Шуваловым, Богачом, Линьковой; первый год каждая публикация была боем и требовала общих усилий — всё измерялось количеством откликов. Постепенно рубрика завоевала авторитет... и тут появился Шеломок. Глупая, конечно, попытка: он просто не может писать, это не украдешь… По тем же законам развития подлости нам еще придется не раз обороняться от рантистов — они тянутся всюду, где можно чем-то поживиться.

Перейдем к более приятной теме — экзоэлектронам. Когда начал читать, разозлился: сто раз подбивал В. написать что-то про ТРИЗ и издать в Ленинграде; хорошо написано — но не про ТРИЗ, а про какие-то посторонние экзоэлектроны... Потом появилась мысль обратить вред в пользу...

К. и Ф., разрабатывающие вопросы технологии научного творчества, уперлись в барьер. Дальнейшее продвижение требует много задач. Как в изобретательстве. Но в изобретательстве есть патентный фонд, в наука его практически нет. А разработчикам нужны НОВЫЕ задачи. Выход один: найти людей, работающих на переднем крае и могущих изложить современные научные задачи (своего участка). Скажем, Г. — он разрабатывает всякие штуки, связанные с коронным разрядом и хорошо осведомлен о положении дел с разрядами вообще. В Дубне был такой человек. А в Ленинграде – Вы. (В свое время я был в таком же положении, как К. и Ф. В лагере не добраться до патентной информации. Я выжимал эту информацию из людей...). Словом, у меня теперь вырисовывается план — как дальше «задействовать» К. и Ф. Ребята способные, их только подтолкнуть...

А экзоэлектроны — это Ваша забота. Тут я только пассивно сочувствующий. Вот сейчас, в эти секунды (когда начинал этот абзац) прибыла почтальонша. Я с ужасом взглянул — и обрадовался: сегодня нет бандеролей из «Пионерки»! (3а три дня прибыло 1200 писем). Но почтальонша, отдав нормальные письма, сказала: идите в отдел доставки, там мешок с письмами, я его поднять не могла... Сейчас пойду... Вам хорошо: со вкусом и без спешки думаете об экзоэлектронах. А мне надо будет сегодня просмотреть с тысчонку писем, разделить их в первом приближении на две кучи – «что-то есть» и «заведомая чепуха» (потом эту кучу еще раз просмотрят ребята). В
«что-то есть» попадает примерно 20%. Через неделю придется вести две работы: предварительную сортировку — как сейчас – и детальный разбор «что-то есть».

Жму руку!

31.08.1986
 
Главному редактору журнала ИР тов. Грачёву С.Н.
 
Уважаемый Станислав Николаевич!
 
В журнале ИР № 7-1986 на второй странице обложки помещена заметка «Как стать умнее». Речь идет о том, что «многие преподаватели ведут обучение лишь какому-то одному способу активизации творческого процесса», а «надо знако­мить с различными методами».
 
Нетрудно заметить ложность противопоставления: обучать и знакомить -   совершенно разные понятия. Чтобы познакомить с 10 методами «активизации», дос­таточно курса в 72 часа (две недели с отрывом от работы) и - тем более – 144-часового курса (месяц с отрывом от работы). Слушатели будут иметь общее пред­ставление о методах, но не приобретут навыков их практического применения. Обучение (с выходом на практику) требует на порядок больше времени. Например, обучение синектике продолжается год по схеме: месяц с отрывом от работы, пять месяцев в режиме «каждый месяц - неделя с отрывом», потом еще шесть месяцев без отрыва от работы, но при активном контакте с синектическими группами. Это примерно 500 часов. На одну только синектику! Приблизительно столько же вре­мени требуется на полноценное освоение ТРИЗ: два месячных курса (или два года занятий раз в неделю) плюс самоподготовка и стажировка на семинарах. Даже освоение мозгового штурма требует 250-300 часов: надо участвовать в раз­ных формах штурма, выступать в разных ролях, примерить мозговой штурм к ре­шению разных типов задач.
 
Реально в распоряжении преподавателя - в лучшем случае - месячный курс с отрывом от работы: 144 учебных часа. Если решено дать десяток методов, об обучении не может быть и речи - времени хватит только на беглое знакомство. В этом суть ситуации: вместо реального освоения современной теории решения изобретательских задач предлагается поверхностно знакомить с кучей методов – преимущественно слабых и безнадежно устаревших.
 
Азбучная истина: современное обучение (в любой области) должно строиться на сжатом, кратком освещении старых методов и на реальном, практическом освоении нового слоя знаний. Метод фокальных объектов, мозговой штурм и другие подоб­ные методы давно исчерпали свои возможности, перестали развиваться. В прог­раммах обучения современной ТРИЗ ретроспективному показу этих методов отво­дится не более 15% учебного времени. Это позволяет направить основное время на практическое, детальное освоение механизмов ТРИЗ. При необходимости и желании слушатели всегда могут самостоятельно - по литературе углубить знакомство с методами «активизации». Драгоценные часы аудиторных занятий должны быть, прежде всего, направлены на практическое обучение пользованию сложным аппаратом современнной ТРИЗ. Этот принцип обучения ТРИЗ (знакомить со всем, учить ТРИЗ) выработан в ходе многолетних - с сороковых годов – экспериментов по обучению. Смехотворна в этой связи ссылка в заметке ИР: семинар в Но­гинске якобы показал преимущества программы, построенной по принципу «всего понемногу». Как мог один семинар сразу показать эти преимущества?! Тут по крайней мере нужны для сравнения два семинара: один «всего понемногу», вто­рой - по обычной программе ТРИЗ.
 
От имени специалистов по ТРИЗ сообщаю редакции ИР, что мы готовы принять участие в эксперименте по сравнению эффективности двух принципов обучения: «всего понем­ногу» и «знакомить со всем, учить ТРИЗ».
 
Такой эксперимент может быть организован редакцией журнала ИР - самосто­ятельно или по согласованию с ЦС ВОИР и Госкомизобретений. Объем программы - 72 или 144 часа. Место - по выбору редакции. Идеально - два подмосковных го­рода. Набирается двойная группа - 50 -100 человек. По жребию делится на две отдельные группы. Обучение идет параллельно, строго по программам. Занятия в группе ТРИЗ ведут, как обычно, два преподавателя. В группе «всего понем­ногу» - сколько угодно преподавателей. Каждый слушатель привозит нерешенную задачу, актуальную для производства. После обучения - неделя на решение за­дач. По первым итогам эксперимента публикуется обзор в ИР: страницу дают пред­ставители ТРИЗ, страницу - представители «всего понемногу». Наблюдение за слушателями продолжается два-три года.
 
Если редакции трудно решить орг-вопросы, возможен другой вариант: заня­тия организуем мы - просто на очередном семинаре разделим большую группу на две группы. За редакцией остается самое нетрудное: подобрать преподава­телей для группы «всего понемногу», помочь им организовать поездку на семи­нар (оплатят командировку и занятия устроители семинара), прислать на семи­нар ответственного представителя редакции или договориться об этом с Госкомизобретений и ЦС ВОИР.
 
Разумеется, возможны и другие варианты. Детали можно обсудить в перепис­ке. Сейчас важен главный вопрос - принимает ли редакция вызов?
 
Г. Альтшуллер
1.10.1986
 
Уважаемый Станислав Николаевич!
 
Посылаю статью. О чисто ТРИЗном цикле в свое время уже шла речь: цикл отклонили под предлогом, что «это уже было». Поэтому я написал так, как заведомо не было. Понимаю, что это еще ничего не гарантиру­ет. Но что мог - я сделал.
 
Статья привязана к передаче «Беседы о творческом мышлении». Этого не было, поскольку бесед не было. Более того, я попытался срабо­тать «на стыке ТВ и ИР» - чего уже совсем не было. Жанр необычный, но если паче чаяния статья пойдет, она может  принести пользу и ТВ и ИР, и делу. Из-за необычности жанра пришлось дать введение. Возможно, понадобится и пояснение от редакции.
 
Иллюстрации в первую статью нужны чисто оформительские - можно обыграть Аэлиту (она - в задаче 1).
 
Статью и цикл в целом можно довернуть ближе к ТВ или ближе к ИР, или ближе к ТРИЗ.
 
В статье две задачи. Обещаю по 10 призов. Проверку писем и до­бычу призов я беру на себя. Могу взять на себя и рассылку призов. Хотя рассылать призы лучше из редакции: я пришлю книги, отобранные (при­зовые) письма и список адресов.
 
Вот, собственно, все необходимые пояснения. Остается добавить, что статья рассчитана и на тех, кто не видел передачу или забыл её. В то же время нет никакого дублирования.
 
Статью я писал с удовольствием - дело шло, это много значит. Но я понимаю, что человеческим пристрастиям закон не писан: редколлегия может отклонить и эту статью. Поэтому у меня к Вам только одна прось­ба: пожалуйста, сообщите то или иное решение побыстрее.
 
Копию статьи посылаю на ТВ. В статье есть несколько теле-моментов, по поводу которых мне надо знать мнение режиссера и редактора. Для составления следующих теле-бесед.
 
Г. Альтшуллер
 

ПИСЬМО 55
16.10.1968

Уважаемый Амос Вольфович!
 
Благодарен Георгию Петровичу. Темники, конечно, могут быть использованы при обучении теории изобретательства. Они, собственно, и используются с первого семинара /1959/ и до последнего /1968, Таганрог, темник Таганрогского металлургического завода/. Задачи из темников включались в мои книги и статьи. Например, задача на стр.121 «Как научиться изобретать» взята из темника управления нефтедобычи бывш. СНХ Азербайджана. Задача, решавшаяся на Ставропольском семинаре 1962, взята из темника Ставропольского завода «Красный металлист» /см. главу 16 в «Основах изобретательства»/. Вообще, на всех семинарах решались задачи, актуальные для производства, на котором проводился данный семинар. "Результаты семинара начали сказываться уже к заключительным занятиям: работник одного из заводов В.И. Калько и инженер-конструктоp ЦКБ гальванопокрытий Е.Н. Пирожников при помощи методики нашли решения актуальных производственных задач, над которыми немало до того ломали голову. Таким образом, завод и ЦКБ получили благодаря методике ощутимую пользу" /С.Корнеев, "Тайны творчества", Тамбов, 1962, стр. 27-28/.
 
К сожалению, темники в подавляющем большинстве случаев содержат темы, уже решенные или не являющиеся изобретательскими /организационные, проектно-конструкторские и др./. Изложены темы крайне скверно и нередко дезориентируют изобретателя. На ставропольском заводе "Красный металлист" мы с главным инженером проанализировали заводской темник; выяснилось, что из 92 тем действительно правомерна и нова только одна тема. Она и была использована на семинаре. Речь идет не об отдельных недостатках, а о том характерном, что определяет лицо темников. Несколько лет назад по поручению редакции журнала "Изобретатель и рационализатор" я долго работал в книгохранилище /нельзя было доставить горы темников в зал/ библиотеки им. Ленина - изучал темники с 20-х годов. Не буду пересказывать свою статью "Погасшие маяки". Скажу лишь, что положение с темниками пока не изменилось.
 
Сегодня теория изобретательства может больше дать темникам, чем темники - теории. Теория должна дать составителям темников правила отбора тем. Должна обеспечить такую предварительную обработку тем, при которой в темники будет вноситься уже первоначально проанализированная задача /желательно с уже выявленным техническим противоречием/ и т.д. Работа в этом направлении ведется. Прилагаю темник, выпущенный в Баку. Следующий опыт был поставлен совместно с А.Б. Селюцким на комбинате «Тяжбуммаш». Составление темника велось при энергичном и последовательном применении теории изобретательства. Выяснилось, что из каждых трех задач, собранных для темника, две решаются заводскими специалистами уже в самом процессе выявления и формулирования технического противоречия. Таким образом, работа над темником сразу дала практическую отдачу. А в темник вошли лишь крепкие задачи, требующие свежего взгляда.
 
Темник А.Б. Селюцкого получился хороший. К сожалению, у меня один экземпляр, я не могу его приложить, он нужен для работы. Вероятно, на семинаре надо дать Селюцкоиу 15-20 минут для рассказа о накопленном опыте.
 
Taк обстоит дело с проблемой "темники - теория изобретательства". Прошу прощения за длинное письмо. Само по себе использование темников для меня столь же естественно, как для врача применение йода. Но раз зашел об этом разговор, стоит подумать о будущем.
 
Темники /как и конкурсы, с которыми дело обстоит аналогично/ - должны быть одним из главным средств планирования и стимуляции изобретательского творчества. Однако к.п.д. нынешних темников не превышает 0,1 %. Я думаю, одной из важных задач нашей секции на 1969 год должно быть тщательное изучение положения с темниками, разработка научно обоснованной методики составления темников, проверка ее действенности в заводских условиях.
 
Теория изобретательства может и должна давать отдачу не только при непосредственном обучении изобретателей. Есть и транзитные пути. Один из них - использование АРИЗ для научной организации «темничного дела» и превращения темников из формы траты бумаги в мощное средство планирования изобретательского творчества.
 
С уважением,
Г. Альтшуллер

ПИСЬМО 56
2.11.1968

Уважаемый Амос Вольфович!

Получил статью В.Н. Овчинникова. Ее можно рассматривать с нескольких точек зрения.

1. По существу

У каждого опытного изобретателя постепенно складывается свой набор приемов /я об этом уже писал/. Есть такой набор и у Валентина Николаевича. Обозначим его приемы номерами 1,2,3... 10. У другого опытного изобретателя /Мухачева, Урусова и др./ есть свои приемы, частично совпадавшие с первыми десятью. Скажем, номера 2,3,11, 12,13,14 и 15. У третьего - номера 1,3,14,15,16,17,18 и 19. И так далее. Если обобщить эти приемы, убрать из них заведомо ошибочные и сугубо индивидуальные, а сильные синтезировать в рациональную систему, мы получим прообраз рациональной методологии решения изобретательских задач. Эту работу я проделал в конце сороковых годов. В дальнейшем работа в этом направлении продолжалась. Были, в частности, проведены два анкетных опроса. Поэтому в статье Валентина Николаевича нет ни одного соображения, которого не было бы в курсах общей психологии и моей первой книге по теории изобретательства. Скажем, на стр.5 /последний абзац/ идет речь о выявлении содержащегося в задаче технического противоречия: повышение частоты собственных колебаний упорядочивает динамику, но при этом неизбежно снижается чувствительность прибора. Валентин Николаевич не употребляет термин "техническое противоречие", но положение от этого не меняется. Описано у меня и использование обратных приемов, упоминаемое на стр.8 статьи.

Любопытно отметить, что если с техническими противоречиями Валентин Николаевич работает точно по алгоритму, то другие шаги пропускает, затрудняя себе решение, разрывая логическую нить. Так, он не определяет идеальный конечный результат /ИКP/. Он решает задачу с начала, а не с конца, как предусмотрено алгоритмом. У Александра Николаевича Урусова, наоборот, великолепно обстоит дело с определением ИКР. И неважно - с выявлением технических противоречий. Сергей Александрович Другаль, превосходный изобретатель, не умеет, ни того, ни другого, но зато виртуозно владеет приемами, которые входят в оперативную стадию алгоритма. И так далее.

Нужно взять сотни индивидуальных методик, синтезировать из них рациональную методологию, ввести коррективы /не на любительском, а на профессиональном уровне/, диктуемые психологией и закономерностями развития техники. И тогда получится первый вариант алгоритма /АРИЗ/. Потом надо испытать этот вариант на нерешенных задачах из разных областей техники, попробовать обучать людей - и, внеся выявленные этой практикой коррективы, получить второй вариант. И так проделать раз тридцать, чтобы придти к АРИЗ-68.

Таково соотношение между построенными на личном опыте размышлениями Валентина Николаевича и теорией решения изобретательских задач.

2. С этических позиций

Безусловно, личный опыт изобретателя представляет интерес и при наличии теории изобретательства. Не следует только противопоставлять одно другому. Валентин Николаевич пишет: "Общепризнанной методики изобретательского творчества пока не существует. Хотя труды отдельных авторов /Н.Середа "Рабочий – изобретатель», Г. Альтшуллер "Основы изобретательства" и др./ и содержат полезные шаги в этом направлении, но в творческой практике изобретателей это пока не играет существенной роли".

В январе-феврале, на обсуждении, были приведены многочисленные примеры существенной отдачи теории изобретательства. Достаточно вспомнить выступление Ю.В. Чиннова, решившего - прямо по АРИЗ - задачу, которая во всем мире считалась нерешимой /программное управление станками без интерполятора/. На том же обсуждении предельно ясно были установлены причины, тормозящие повсеместное распространение теории изобретательства: дело, прежде всего, в том, что из миллионов людей, способных стать изобретателями и уже ими ставшими, с теорией знакомы несколько десятков тысяч, а изучали ее всего лишь сотни человек.

Теория изобретательства была в опале. Ее внедрению мешали. И только сейчас, с 1968 года, мы приступаем к планомерному внедрению методики. Все это Валентин Николаевич должен знать.

Далее. Книга Н. Середы сдана в печать в I960 году. "Основы изобретательства" – в 1963. Прошло, таким образом, 5-8 лет. За такой срок даже неразумное дитя перестает портить пеленки и превращается в бойкого парнишку. Валентин Николаевич должен был либо оговорить в статье, что судит о теории изобретательства по состоянию на 5-8 лет назад, либо ознакомиться с современным состоянием теории - и уже тогда писать. Ознакомиться совсем нетрудно. Достаточно, например, написать мне. Я охотно бы выслал рукопись новой книги, находящейся в печати. Были и другие возможности. Валентин Николаевич мог, например, обратиться в Свердловский облсовет BQИP, узнать - каковы результаты последнего учебного семинара, что думают по этому поводу изобретатели, изучавшие на семинаре современный АРИЗ. И тогда Валентин Николаевич избежал бы устаревших и субъективных оценок.

3. В философском плане

Как известно, история всякого новшества начинается с того, что говорят «Это невозможно», а заканчивается тем, что утверждают «Подумаешь, мы это давно знали». Теория изобретательства, над которой долго посмеивались, постепенно входит в моду. Будет много доморощенных /я применяю термин из статьи - см. стр. 2, строка 3 снизу/ методик. "Хоть вы и сделали какие-то шаги, но это несущественно, подумаешь, я это давно знал". В таком духе.

Думается, секция должна спокойно относиться к этому. Наша задача - работать, а кто что сделал - рассудят потомки лет через сто.

Конечно, такого типа статьи создают неправильное представление о теории изобретательства. Что ж, при необходимости всегда можно проверить любые соображения на практике. Нa предстоящем семинаре я ознакомлю слушателей с основными положениями статьи. Это нужно, чтобы у будущих лекторов выработалась умение самостоятельно оценивать доморощенные методики, с которыми еще не раз придется встречаться,

Если Валентин Николаевич пожелает, мы рассмотрим упомянутую в статье задачу. Полагаю, что к концу семинара слушатели смогут решать такие задачки у доски.

4. Для секции

Наша секция должна заниматься разработкой и пропагандой методологии. Сейчас слабое звено - пропаганда. Грустно, когда председатель соседней секции, то бишь комиссии, судит о методике по состоянию на 5-8 лет назад. О Комитете и редакции журнала "Вопросы изобретательства" я уже не говорю. Там о методике знают не больше, чем /тут я пропущу красочное сравнение/. Журнал опубликовал, например, статью Г.Буша. Еще одно открытие. Взяты типовые приемы из «Основ изобретательства", снабжены наукообразными названиями - пожалуйста, готова статья! Редакция даже не задалась вопросом: а что в этой статье стоит после слова «отличающаяся»?

Видимо, нужно предусмотреть в плане работы секции на 1969 год мероприятия по заполнению информационного вакуума /в отношении теории изобретательства/, как в братских секциях (комиссиях) ЦС ВОИР, так и в Комитете. В частности целесообразно встретиться с экспертами ВНИИГПЭ. Полезно поговорить с редакторами "Вопросов изобретательства". Не для навязывания своих взглядов, а просто для информации.

Вот, собственно, все соображения, возникшие в связи со статьей Валентина Николаевича.

Я хотел было направить копию этого письма Валентину Николаевичу, но потом подумал, что Вам проще ознакомить его с письмом. Буду Вам признателен.

Пользуясь случаем, поздравляю Вас с праздником, делаю здоровья и всяческих успехов. Наилучшие пожелания Надежде Павловне.

С уважением,
Г. Альтшуллер

ПИСЬМО 57
27.10.1968

Уважаемый Амос Вольфович!

Я получил Ваше письмо от 21.10.68 с приложением «Замечаний» А.Н.Трусова. Думаю, размножив и разослав эти «Замечания», Вы совершили ошибку.

А.Н.Трусов собирался приехать в Баку, чтобы проконсультироваться со мной. Вы сказали, что для оформления командировки нужно письменно изложить вопросы, которые А.Н.Трусов собирается обсудить в Баку. Так возникли «Замечания». Они содержат то, что А.Н.Трусов хотел обсудить со мной, а отнюдь не материал для обсуждения секцией.

Разумеется, в «Замечаниях» нет ничего секретного. Просто они не дают повода для продуктивного обсуждения. АРИЗ включает, так сказать, ряд инструментов. Бывает, что человек не осваивает один из этих инструментов. Некоторые, например, не понимают, как определять идеальный конечный результат. Александр Николаевич не понимает, как находить технические противоречия. Поэтому он делит все задачи на две группы: с ясно сформулированными /уже готовыми/ техническими противоречиями и без них. Для последних предлагается искать решение обычным методом перебора вариантов /пробы и ошибки/.

Здесь надо не обсуждать, а взять задачи /в частности, приведенные А.Н. Трусовым/ и показать, как в них определяется техническое противоречие.

Я разговаривал с А.Н.Трусовым по телефону. Написал ему подробное письмо /прилагаю копию/, в котором на конкретных примерах показал, почему технические противоречия не обязаны всегда лежать на поверхности задачи. Мы договорились, что если у Александра Николаевича останутся сомнения, он изложит их перед аудиторией на декабрьском семинаре. И я покажу, как отыскивать технические противоречия. Таким образом, вопрос был исчерпан.

В письме от 14-го октября я подробно изложил Вам суть дела. Объяснил, что устраивать заочное обучение одного человека нецелесообразно. Будет в декабре семинар, и мы НА конкретных задачах разберем технику выявления противоречий. К сожалению, Вы спокойно начхали на мое письмо, и разослали «Замечания», призвав высказывать соображения. По логике вещей потом, видимо, надо что-то делать с этими соображениями. Обобщать, изучать.

Словом, накануне семинара, когда надо делать дело, устраивается нечто ненужное.

Я не намерен принимать участие в дискуссии. Тут нет повода для нее. Когда кто-то не умеет составлять дифференциальные уравнения, не устраивают дискуссий, а учат, показывают, как надо составлять эти уравнения. Вот если показывающий сам не может составлять уравнения и никто их не может составлять - тогда стоит обсудить: а бывают ли вообще такие уравнения?

Думаю, к декабрю А.Н.Трусов освоит технику выявления противоречий. Если не освоит, то изложит свои сомнения перед аудиторией. Приведет задачи, которые - по его мнению - не содержат противоречий. А я покажу, как находить противоречия. А если ни я, ни другие не сможем найти противоречия, тогда действительно надо будет устроить обсуждение.

Перед семинаром, на мой взгляд, целесообразнее сосредоточить внимание на вопросах, связанных с наилучшей его организацией. Скромные же печатные возможности секции использовать для подготовки материалов, которые надо дать слушателям. В частности, куда целесообразнее было бы отпечатать таблицу применения типовых приемов - она должна быть у каждого слушателя.

История с «Замечаниями» уже отняла у меня изрядно времени. И мне не хотелось бы больше возвращаться к этой теме до декабрьского семинара. Хотите - разошлите это письмо и письмо к А.Н.Трусову членам секции. Не хотите — не надо.

В декабре - в ходе занятий - я покажу слушателям, как ведется отыскание технических противоречий. Не сомневаюсь, что все, в том числе и А.Н. Трусов, освоят эту технику. И повода для дискуссии не будет. Останется только повод для делового разговора о том, как организовать работу секции, чтобы впредь вести действительно нужные обсуждения.

С уважением,
Г.Альтшуллер